Метафоры современного внешнеполитического дискурса США

Автор: Белов Е.С.

В настоящее время в различных странах наблюдается активный рост числа исследований по политической лингвистике. На фоне бурного развития когнитивного направления в науке принципиально меняется взгляд ученых лингвистов на метафору и ее роль в организации понятийной системы человека. Разумеется, политика и метафора были связаны между собой еще со времен античности через область ораторского искусства. Однако позднее, в европейской лингвистической традиции (начиная с младограмматиков), метафора стала рассматриваться как один из распространенных механизмов семантического развития лексических единиц – наряду с метонимией, гиперболой, литотой и др., тем самым прочно заняв место в кругу сугубо языковой проблематики.

Одним из ведущих направлений когнитивной лингвистики, вызвавшим целый всплеск работ по изучению метафоры как когнитивного феномена, в том числе ее роли в организации политического дискурса стала теория концептуальной метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона. Высокая частотность метафор в современном политическом дискурсе объясняется тем, что метафора превратилась в одно из наиболее сильных средств представления политических концепций и воздействия на политическое сознание общества. Это формирует характерный для настоящего времени взгляд на политическую метафору как на тонкий инструмент конструирования, поддержания или изменения глубинных политических смыслов. Анализ политической метафоры при этом рассматривается как ключ к истолкованию и, возможно, предсказанию социально-политических тенденций в обществе. В многочисленных современных исследованиях выявляются корреляции между характером используемых метафор и особенностями политической ситуации — проявление дискурсивного подхода, при котором дискурс, по определению Т.А. Ван Дейка – это сложное единство языковой формы, значения и действия, которое соответствует понятию «коммуникативное событие».

Исследования также доказывают культурную обусловленность политических метафор, в чем прослеживается интеграция лингвокультурологического подхода.

Широкий подход к анализу политики и политической коммуникации представлен точкой зрения В.В. Зеленского, который разграничивает два уровня в определении политики: «Политика определяется как набор некоторых действий, направленных на распределение власти и экономических ресурсов в какой-либо стране или в мире между странами. Этот официальный уровень политики включает в себя средства массовой информации, систему образования и все те социальные институты, которые контролируют явления социальной жизни. Второй уровень политики – личностный; он представляет собой сам способ, которым первый уровень актуализируется в индивидуальном сознании, как он проявляется в личности, в семье». Процесс актуализации в индивидуальном сознании непосредственно связан с процессами концептуализации и категоризации, результат которых определяется когнитивной функцией метафоры.

В нашей работе внимание сфокусировано на метафорах, используемых в современном внешнеполитическом дискурсе США.

Посредством антропонимной метафоры отношения между государствами строятся по различным моделям социальных взаимоотношений: друзья, соседи, союзники, родственники (братья, сестры, супруги), враги, партнеры и т. д.

По изяществу ответного реверанса всех превзошла Великобритания, премьер-министр которой, как и подобает ближайшему союзнику, первым пришел на помощь США в деле свержения Саддама Хусейна, в то время, как лейбористская партия, лидером которой является Тони Блэр, с гордостью выступает за отмену смертной казни.

Новая шокирующая для соседей России реальность заключается в следующем: верх одерживает тот, в чьих руках вентиль нефтепровода.

Китай высказался за применение санкций к своей соседке и некогда союзнице Северной Корее за проводимые на территории последней ядерные испытания.

Новый сверхдлинный трубопровод предназначается для Южной Америки, Ближнего Востока, России и Африки и используется странами производителями нефти в целях создания политических союзов, наказания врагов и извлечения прибыли от торговли.

Стремления Пекина наладить бесперебойные поставки нефти, природного газа и другого сырья из стран, отношения которых с Вашингтоном не самые гладкие, к примеру, из Венесуэлы или Судана, неизбежно вызывают подозрения, что Китай использует свою покупательскую способность с целью объединения вокруг себя друзей, враждебных США.

Нередко для описания внешнеполитических процессов журналисты американских СМИ обращаются к сфере-источнику «путь» — ср. on a decent track – на правильном пути, to pave the way – прокладывать путь. В контекстах, задействующих данную метафору, наблюдается «двухступенчатая» метафоризация: сначала государства осмысляются как люди, а затем поступки людей структурируются в терминах пути.

Наш опыт взаимодействия с иранскими дипломатами по вопросам Афганистана заставляет верить, что в этот раз Иран не пойдет дорогой, ведущей в тупик].

На пути к саммиту США, Россия и Европа ищут способ достичь взаимопонимания.

Будучи нематериальным понятием, международные отношения концептуализируются в терминах привычного физического взаимодействия. Согласно одному из центральных догматов когнитологии, перцептивный и моторный опыт первичен для человеческого сознания и играет огромную роль в осмыслении человеком мира в целом, осуществляя концептуализацию нематериального в терминах привычного физического взаимодействия.

Поэтому неудивительно, что человеческие взаимоотношения традиционно описываются с помощью таких оппозиций, как: close – distant/близкий, тесный – далекий, open – closed/открытый – закрытый, warm – cold/теплый (дружественный)– холодный (враждебный), rocky, tense, harsh – smooth/stable, ср.: escalating tensions – возрастающее напряжение, to promote transparency – способствовать открытости, транспарентности.

Очевидно, что использование данных категорий для представления особенностей человеческих взаимоотношений является не чем иным, как концептуальной метафорой, так как соответствующие слова в своих первичных значениях обозначают определенные физические свойства предметов и особенности их пространственного расположения (постигаемые органами чувств).

Политическое маневрирование в условиях неразрешенного вопроса о доступе к энергоресурсам сохраняет возможность для улучшения чрезвычайно натянутых отношений между Россией и Западом.

К сожалению, окно возможностей для всестороннего урегулирования отношений с Ираном не будет открыто бесконечно.

Разумеется, в данном исследовании описываются не все метафоры со сферой-магнитом государства и межгосударственные отношения. Среди прочих выделяются метафоры со сферой-источником спорт, игра, погода и др.

Есть все основания полагать, что они намерены усиливать свое влияние, что неизбежно приведет к ослаблению власти США. Игра началась.

В условиях сотрудничества Россия и Китай намерены и далее упрочивать свои позиции как растущих игроков в Персидском Заливе, где Америка уже привычно считает себя гегемоном.

Начинал дуть ветер перемен и дуновения его доносились с Суэцкого канала.

Таким образом, в процессе концептуализации международных отношений (сфера-мишень «государство—государство») в рамках внешнеполитического дискурса США наблюдается аппеляция к сфере отношений социальных (сфера- источник «человек – человек»). Внешнеполитические процессы преподносятся в СМИ в терминах пути, а также в базовых категориях перцептивного опыта, за счет чего достигается популяризация столь сложной области, как международные отношения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector