Сети Городского Досуга: Контакты Общественных Организаций Дальнего Востока В Конце Хiх – Начале Хх Вв.

Появление сети и союзов отдельных общественных организаций (обществ) дореволюционной России неоднократно отмечали практически все авторы, изучавшие развитие дореволюционной самодеятельности и становление российского гражданского общества.

Возникновение общественных организаций во многом зависело от местных условий, благодаря чему «каждая губерния и каждый город имели свою сеть организаций, не совпадавшую с другими, и вся система в целом отличалась большой нестабильностью». Очевидно, сплочению центров общественной инициативы должны были способствовать различные формы взаимодействия между общественными организациями, необходимые для их существования. Однако уставом дореволюционных обществ такие действия предусматривались крайне редко. Вместе с тем стремление к сотрудничеству с другими обществами, степень «контактности» общественных организаций Дальнего Востока и их взаимодействие с местной властью предполагают достаточно активную общественную жизнь дальневосточных городов, отличавшуюся если не стабильностью сети городских общественных организаций, то некой цельностью общественной инициативы и определенным уровнем гражданской культуры. Что могло быть основой относительно стабильного функционирования городской сети общественных организаций? Отметим некоторые общие закономерности установления контактов общественных организаций, имевших уставные задачи трех видов:

  1. организация досуга;
  2. содействие духовному развитию и просвещению;
  3. благотворительность, помощь при стихийных бедствиях.

Основой для выводов послужили преимущественно материалы периодической печати и разного рода документация общественных организаций Дальнего Востока, число которых к 1917 г. достигло 165. В качестве контактов рассматриваются любые попытки обращения общества к другому обществу, имеющие целью решение хозяйственных, финансовых и иных вопросов, а также устройство совместного мероприятия, носящего благотворительный, увеселительный, научный и т.д. характер.

В группе обществ организации досуга наиболее «контактными» можно назвать общественные собрания. Круг обществ, которым собрания предоставляют помещения, весьма значителен. Наиболее тесные взаимоотношения установились у общественных собраний с музыкальными и театральными объединениями, что объясняется потребностью в организации художественных вечеров. По отношению к общественным собраниям Хабаровска и Владивостока наблюдается даже «злоупотребление… любезно отпускаемыми помещениями» со стороны местных обществ. В том случае, если в городе действовали два-три собрания, местные общества «делили» собрания между собой, так что на каждое собрание приходилось в среднем по 5-7 обществ, постоянно арендующих залы клуба. Так, например, Хабаровское общественное собрание предоставляло зал Обществу народных чтений, Обществу физического развития детей, Хабаровскому обществу любителей охоты, Кружку любителей музыкального и драматического искусства, с 1916 г. — Хабаровскому убежищу для детей запасных солдат.

В этой группе можно отметить совместную деятельность, конфликты, активный обмен результатами работы. Контакты обществ именно этой группы чаще всего «выходят» за пределы города и представлены такими видами взаимоотношений, как совместная аренда охотничьих угодий за долевую плату, сельскохозяйственные и промышленные выставки (в том числе отделов ИРГО), съезды (Областной съезд сельских хозяев, Всероссийский съезд охотников, Съезд деятелей по благоустройству городов) и т.д.

Исключение в этой взаимно общительной группе составляют связи между общественными (военными, коммерческими) собраниями – их отношения близки к конкуренции. Так, в Хабаровске, с открытием военного собрания, общественное лишилось большого числа членов и значительной части посетителей; конфликт в общественном собрании поселка Магдагачи привел к возникновению второго собрания и т.д.

Целенаправленное развитие сотрудничества отмечается в деятельности обществ, содействующих духовному развитию и просвещению. Образованные для решения насущных проблем дальневосточного края общества стремились создать постоянно действующее научное или просветительное сообщество, центром которого стали музеи и др. помещения обществ изучения края. О своем принятии в качестве отдела в Приамурский отдел ИРГО в 1894 г. ходатайствовали общества фотографов; в доме пожарного общества исследователи края открыли музей; по вопросу организации музея связались с обществом горных инженеров С.-Петербурга; военному собранию предоставили зал отдела. Общества группы содействия просвещению и духовному развитию инициативны в решении проблем городского хозяйства или в благоустройстве города и, как правило, работают совместно.

Дальневосточные общества с названием «благотворительное» или «лечебно-благотворительное» сотрудничают с городским управлением, лечебными учреждениями города, частными аптеками, разного рода попечительствами, общинами сестер милосердия Российского общества Красного Креста и к началу ХХ в. – с Обществами оказания помощи переселенцам. Сведения о стремлении этих обществ к расширению контактов с другими благотворительными обществами не сохранились. Помощь в стихийных бедствиях оказывали вольные пожарные общества (не менее 8 открывшихся и действовавших) и отделения Российского императорского общества спасания на водах (отделение в Николаевске и окружные правления в Благовещенске, Хабаровске, Владивостоке, Порт- Артуре). Вольные пожарные общества отличает постоянное участие наемных служащих в делах общества и непосредственно в тушении пожаров – рядовых членов общества (не дружинников) и добровольных охотников. Но самой важной характеристикой, определяющей их роль в сети городских обществ, была приближенность этих организаций к сфере интересов городского хозяйства Дальнего Востока, почти половина убытков которого в 1870-1890-х гг. составляли пожары.

Яркий пример совместных с городской управой разработок противопожарных мер для населения представляет Хабаровское пожарное общество. В 1899 г. хабаровская дума, убедившись в неудовлетворительности пожарного дела, обратилась к местному обществу, точнее гласным думы, состоявшим в правлении общества (это 5 из 8 членов правления общества, основанного домовладельцами), «для более подробного рассмотрения вопроса». Постановление комиссии состояло в решении о постройке второй каланчи и депо и сдаче их в заведование обществу, а также об увеличении субсидии обществу. Вольная дружина Владивостокского пожарного общества в 1904 г. была прикомандирована ко второму стрелковому полку, где они получили довольствие, а с 1914 г. начальником дружины общества был К.А. Имрат, брандмейстер пожарной команды города. Все это позволяет согласиться с утверждением: «меры по усилению пожарной охраны подкреплялись созданием вольных пожарных обществ».

Особенностью городской сети организаций является причудливость взаимосвязи по линии «общество – власть – общества – общество» и взаимоотношение общественных организаций с местной властью – сотрудничества, больше напоминающего взаимовыручку, чем тотальный контроль. Наиболее очевидно это в городах с небольшим количеством обществ. Так, например, Камчатскому литературно-музыкально- драматическому обществу для заседаний был предоставлен зал канцелярии, на время уступлена квартира вице-губернатора, который, кроме того, содействовал финансированию строящегося обществом драмтеатра. Ответным действием общества были, в частности, устроенные по просьбе вице-губернатора спектакли, 90% дохода от которых пошло на постройку памятника-часовни на братской могиле защитников Петропавловска 1854 г. (проект инженера К.А. Заранека, начальника пожарной дружины местного пожарного общества). До завершения постройки здания театра помещение для спектаклей предоставляло местное пожарное общество.

В целом контакты общественных организаций свидетельствуют о сплочении центров общественной инициативы и существовании единой системы частных общественных объединений, по крайней мере, в рамках города. Направления активности организаций города имеют сетевой характер, суть их состоит в создании единой сферы досуга горожан, реализации в ее рамках частных программ по решению насущных проблем развития города. Стабильность этой сети взаимозависимости и взаимного содействия придавало управление процессами в этой сфере со стороны местных властей, основанное прежде всего на личном участии в общественных организациях и непосредственной заинтересованности в благополучной жизни дальневосточного города.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector