Особенности Влияния Экономического И Демографического Факторов На Развитие Партизанского Движения В Карелии И Мурманской Области В 1941-1944 Гг.

Наряду с физико-географическими условиями экономический и демографический факторы оказали серьезное влияние на успешность организации и развертывании партизанской борьбы в Карелии и Мурманской области в период 1941 – 1944 гг.

Экономический фактор включает в себя развитие промышленности, транспортных коммуникаций, сельского хозяйства, а также количество, плотность и размеры населенных пунктов на территории региона. От состояния экономики региона зависела возможность создания необходимой материально-технической базы для партизанских формирований. Наличие же большого количества промышленных объектов и густой сети транспортных коммуникаций, широко используемых противником в целях обеспечения своей армии и переброски резервов, могло обеспечить большую эффективность для партизанских действий в этом регионе.

С образованием Карело-Финской ССР (КФССР) количество городов и других населенных пунктов в рамках общих административно- территориальных изменений выросло, но их плотность, размеры, обеспечение необходимым количеством людских ресурсов в масштабах всей республики оставляли КФССР в разряде малоосвоенных территорий. В данном случае экономический фактор мог оказывать определенное влияние на особенности тактики партизанских отрядов, действовавших в разных районах Карелии. В районах с низкой плотностью населенных пунктов, характерных для северной части КФССР, целесообразно было проведение боевых операций силами более крупных партизанских формирований. Там же, где плотность населенных пунктов была более высока (в южной части Карелии), небольшое партизанское подразделение имело больше шансов остаться незамеченным противником, использовавшим эти населенные пункты в основном в качестве своих опорных баз.

Большинство промышленных предприятий республики, попавших в зону оккупации, относились к мелким и средним и специализировались в основном на лесной отрасли. Это обстоятельство предполагало, что стать серьезными объектами для диверсий со стороны партизан эти предприятия не могли. С началом войны сельскохозяйственное производство на оккупированной территории практически прекратилось, что делало невозможным пополнение партизанских отрядов продовольствием за счет местного населения.

Учитывая рейдовый характер деятельности партизан Карельского фронта, в которой важное место занимали диверсии на транспортных коммуникациях противника, наличие хорошо развитой транспортной инфраструктуры на оккупированной территории являлось важнейшим компонентом эффективности партизанской борьбы. Важность активизации действий партизан на автомобильных дорогах с различным покрытием также была очевидна для руководителей партизанского движения. Анализ показателей плотности сети железных и автодорог в различных районах КФССР позволяет сделать вывод о ее крайне незначительной густоте и низком качестве. В 9 районах республики вообще не было железных дорог, причем большинство этих районов подверглось оккупации и там активно разворачивалась партизанская борьба (Калевальский, Ругозерский, Ребольский, Сегозерский, Заонежский, Шелтозерский, Ведлозерский, Олонецкий районы). Следовательно, в этих местах основным объектом диверсий партизан могли стать исключительно автомобильные тракты и дороги. В северных районах (Кестеньгский, Лоухский, Кемский и Калевальский) показатель плотности сети автомобильных дорог составлял от 0,32 до 1,83 км на 100 кв. км.] В средней части Карелии (Ребольский, Ругозерский, Сегозерский районы) этот показатель варьировался от 0,54 до 4,67 км автодорог, а в южных районах – от 3,53 до 25,47 км автодорог. Необходимо учитывать и тот факт, что в районах северной и средней частей КФССР большинство дорог относилось к категориям естественных и троп, не приспособленных для активного движения автотранспорта. В такой ситуации рассчитывать на использование дорог оккупированных районов КФССР (особенно в северной части республики) для крупных и частых диверсий против транспортных колонн противника не приходилось.

Данная особенность нашла свое отражение уже в начале боевой деятельности партизанских отрядов. В частности, в своей докладной записке в октябре 1941 г. командир партизанского отряда «Боевой клич» М. В. Медведев предлагал наркому внутренних дел КФССР М. И. Баскакову более эффективно использовать возможности партизан, для чего «…отряд перебросить в южные районы Карело-Финской ССР, в частности: Пряжинский, Ведлозерский, Олонецкий и др., которые я лично знаю хорошо, и можно успешнее действовать при наличии нескольких трактов, железной дороги и населенных пунктов, что отсутствует в Кестеньгском районе…».

В Мурманской области в руки противника не попал ни один город или значительный в экономическом смысле объект. Оккупированная противником советская территория в данной части региона представляла собой безлюдную тундру, где не было дорог, а местами и тропинок и ни одного населенного пункта. В итоге главные объекты диверсий партизанских отрядов Заполярья были расположены исключительно на территории противника, что еще более усложняло задачу проведения боевых операций.

Демографический фактор в развитии партизанского движения в Карелии и Мурманской области сыграл отнюдь не последнюю и не самую однозначную роль. Он включает в себя такие показатели, как численность населения на территории, где разворачивались партизанские действия, его плотность, социальный, национальный, возрастной и половой состав, образовательный уровень, а также соотношение между городским и сельским населением и возможности военно-мобилизационных ресурсов. Данные показатели напрямую характеризуют социально-демографический потенциал региона и его отдельных районов при формировании первых партизанских отрядов и пополнения их за счет людских ресурсов самого региона.

По переписи 1939 г. (в границах до 17 сентября 1939 г.) средняя плотность населения по стране составляла 7,9 жителей на 1 кв. километр. В Карелии максимальная плотность населения отмечалась в небольших по площади южных районах – Кондопожском, Шелтозерском, Заонежском, Олонецком и Прионежском (8-13 человек на 1 кв. км). В обширных северо- западных районах – Ребольском, Кестеньгском, Калевальском и Ругозерском – она не превышала – 0,4-0,7 человека на 1 кв. км.

В начале войны демографические условия изменились. По данным НКВД КФССР, на момент начала Великой Отечественной войны численность населения республики составила 525556 человек, из которых было эвакуировано 459230 человек, а 66026 остались на оккупированной территории. Из справки НКВд КФССР об обстановке и положении во временно оккупированных районах республики следует, что население на оккупированной территории составляло около 65 тыс. человек и распределилось по Ведлозерскому, Заонежскому, Калевальскому, Кестеньгскому, Медвежьегорскому, Олонецкому, Прионежскому, Сегозерскому, Шелтозерскому районам. Из остальных районов население было эвакуировано полностью. Кроме того, около 20 тыс. человек было переселено финскими властями в оккупированные районы и города республики из Подпорожского и Вознесенского районов Ленинградской области в целях очистки прифронтовой полосы на Свирском участке фронта. Таким образом, в Карело-Финской ССР после эвакуации и мобилизации, которая в основном была завершена к исходу 23 июня 1941 г., на оккупированной территории оставалось около 85 тыс. человек.

Соответственно, резко уменьшилась и плотность населения, при сохранении разницы в этом показателе между южными и северными районами республики, подвергшимися оккупации. Если в южных районах республики, подвергшихся оккупации этот показатель составил 1-6 человек на 1 кв. км, то в северных – 0,009-0,019 человека.

Национальный состав населения КФССР на 1 января 1941 г. был следующим: русские – 63,3 %, карелы – 23,2 %, украинцы – 4,6 %, вепсы – 2,3 %, финны – 1,8 %, белорусы – 1 %, прочие национальности – 3,8 %. Эти особенности впоследствии сказались на национальном составе партизанских отрядов сформированных в Карелии.

Социальный состав населения Карелии по переписи 1939 г. был следующим: рабочие – 48,1 %, служащие – 26,4 %, колхозники – 20,1 %, кооперированные кустари – 3,7 %, другие социальные группы – чуть более 1,5 %. Такой состав вполне согласовался с первыми директивами советского руководства о необходимости формирования партизанских отрядов из преданных ВКП(б) рабочих и трудовой интеллигенции.

Необходимым компонентом социально-демографических показателей является также характеристика образовательного уровня населения в рассматриваемом регионе. Успешность проведения партизанами идеологической работы среди населения оккупированной противником территории, а также политической работы комиссаров и политруков среди личного состава партизанских отрядов во многом зависела от показателей грамотности и образовательного уровня, сочетавшихся в советской образовательной системе с пропагандой ценностей коммунистического строя. Показатели грамотности и уровня образования населения Карелии в 1939 г. были выше общесоюзных и общероссийских: в расчете на 1000 жителей приходилось 6,2 человека с законченным высшим и 96,7 человек со средним (включая неполное среднее) образованием.

На 1 января 1941 г. население Мурманской области составило 303 тыс. человек. В 1939 г. удельный вес городского населения составлял 84,2 %, что являлось одним из самых высоких показателей по стране. Абсолютное большинство городского населения составляли рабочие и служащие. Если говорить о национальном составе области, то он в основном определялся тем, что механический прирост в предвоенный период преимущественно шел за счет северо-западных областей РСФСР, Украинской и Белорусской союзных республик. Показатели уровня образования в Мурманской области были довольно высоки по сравнению с другими регионами СССР. В 1939 г. в области 0,93 % населения имели высшее образование и 11,47 % — незаконченное высшее, среднее специальное, среднее общее и неполное среднее образование. Из районов Мурманской области, которым угрожала оккупация, население было эвакуировано полностью.

Таким образом, влияние экономического и демографического факторов определялось тем, что районы, повергшиеся оккупации, не обладали необходимыми резервами для пополнения партизанских отрядов, а также снабжения их продовольствием и снаряжением. Неоднозначное влияние экономического фактора проявилось и в отсутствии развитой инфраструктуры, прежде всего транспортной, что чрезвычайно ограничивало партизанскую деятельность. Объективные обстоятельства экономического и демографического плана вынудили руководство партизанским движением в данном регионе перейти от использования местных партизанских отрядов к рейдовой тактике.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector