В Осиновке

В Осиновке, сойдя с автобуса и направляясь в тайгу за опятами, встретил бабушку с хворостиной: пасёт бурёнку.

— За опятами, миленькой?

— За опятами, бабушка. Грибков хочется.

— Наши ходили. Володька да Сашка-сосед. Пустые вернулись.

— Когда же ходили?

— На тоё неделе и ходили.

— А вчера были в лесу?

— Не-е-е… Пьют, окаянные… Вчера был выходной день. После Володькиных и Сашкиных походов в лес прошло несколько дней. Значит, опята за эти дни могли народиться.

Мои предположение оправдались. Я довольно скоро нашёл несколько пней с обилием молодых опят и нарезал их целое ведёрко. К обеду возвращаюсь в Осиновку к автобусной остановке. Та же бабушка со своей пеструшкой и хворостиной.

— Что, миленькой, набрал опят?

— Набрал, бабушка.

— И-и-и… Пошли опята…

— Пошли, бабушка. Скажите своим, пусть в лес идут.

— Скажу, родимый, скажу… Вот пропьются, дьяволы, сходят…

Придя домой, я разобрал грибы, замариновал их. Пока хозяйничал, невольно вспомнил бабушку, её бурёнку, Володьку, мне незнакомого, и бабушкиного соседа Сашку.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector