Журавли и Михалыч и критерий


Журавль, пожалуй, одна из самых «литературных» птиц. Эта птица довольно часто упоминается в баснях, сказках, пословицах и поговорках. Любимая птица в народе!

Но однажды мой знакомый (и знакомый читателям газеты «Кузбасс») Михалычу довелось трудиться в колхозе звеньевым-хлеборобом. И быть бы ему орденоносцем, на худой конец, награждённым медалью за трудовые успехи. Но вместо награды Михалыч получил тогда выговор, и чуть было не «загремел» в не столь отдалённые места.

И всё из-за журавлей.

В то время, когда Михалыч трудился на сельскохозяйственной ниве, порядки с дисциплиной были строгие. Колхоз числился в передовых. Особенно хороши были зерновые. В тот год озимые радовали всех. Пока не прилетели на зеленя журавли.

Известно, что у журавлей есть «вредная» привычка топтать озимые. Ладно бы только кормились на полях. Придумали танцевать (у журавлей весной – брачные игры). Прилетели на поле целой стаей и ну выделывать «буги-вуги». В общем, поплясали вдоволь на михалычевой делянке. Во многих местах озимые были уничтожены.

Как на грех, приехало районное начальство с проверкой. Скандал! Досталось председателю. «Перестрелять журавлей к чёртовой матери!» — приказал председатель Михалычу.

Михалыч, подчиняясь, ушёл в поле с ружьём. Но стрелять журавлей не стал. «Не дело,- думал он,- губить народную птицу».

За этот проступок Михалыча лишили поощрения и «влепили» выговор.

А наградой послужил клин журавлей осенью.

Всех людей Михалыч делит на три сорта: первый – кто хорошо знает тайгу, любит её, бережёт; второй – кто в тайге бывает по необходимости, из-за корысти, побаивается её, однако сильно не вредит; к третьему сорту Михалыч относит всех равнодушных к лесу, его большим и малым жителям.

На первых порах нашего знакомства Михалыч проверил, к какому сорту отношусь я, для чего завёл меня в непролазную глушь и объявил: «Меня с тобой нет. Ты один. Выбирайся как знаешь».

Деревья вокруг одинаковые, где какая сторона – неизвестно. Хорошо, что кое-какой опыт имею. Сначала определил: избушка Михалыча расположена в южной стороне (заметил, когда мы уходили в лес). Значит, по приметам надо определить южное направление. А приметы – вот они. Мшистая кора пихты всегда с северной стороны, лапник на пихте, ветви на лиственных деревьях гуще с южной стороны, годовые кольца на пнях с южной стороны шире, чем на северной… в общем, определился и вектор «нащупал» — вышел к тропе, ведущей к избушке. Всё это время Михалыч неусыпно следил за мной. Сказал: «Молодец, хорошо ориентируешься».

Потом ещё несколько раз незаметно проверял: не разоряю ли я муравейник, не отфутболю ли старые подосиновики и мухоморы, как хожу по лесной подстилке, не срезаю ли бездумно подрост на палочки-рогатульки, не пугаю ли птиц и бурундуков, каким голосом разговариваю в лесу, и вообще, добрый или злой с живой природой. Например, обнаружил Михалыч змею, матёрую, чёрную, метровую гадюку. «Осторожно, гадюка!» — предупредил, а сам палочку незаметно мне подсовывает. Палку я оставил без внимания, гадюкой любовался, пока она не скатился по косогору к реке. «Красавица!» — только и успел воскликнуть.

Михалычу мой отношение к гадюке понравилось. Это я понял по тому, как он повеселел, а когда возвратились к избушке, затопил баньку.

Михалычу слово «критерий» неизвестно. И знать ему это необязательно. Главное – правильно оценить человека.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector