мифологические существа

Рассказы о «вызываниях» таких мифологических существ, как русалочка, водяной, черти, встречаются редко (нами собрано по одному тексту об этих персонажах). Главное отличие данных персонажей от аналогичных образов в фольклоре взрослых состоит в том, что, по представлениям детей, это существа «маленькие»: «Мне рассказывали друзья, что существует водяной, который живет в стакане» (Рубаникова Ксюша, 11 лет),  «Чтобы проверить, есть ли в доме русалочка, которая живет в ванной или выходит ночью в 12 часов, нужно оставить стакан воды и расческу. Если утром обнаружишь, что вода разлита по столу, а на расческе есть рыжие волосы, значит русалочка есть» (Любимова Лиза, 5 лет, узнала от старшей сестры), «Ко мне подружка пришла и мы вызывали чертей, чтобы они на сковороде танцевали» (Маракова Надя, 13 лет). Нам представляется, что данная особенность связана со стремлением ребенка иметь свой «маленький» мир, о котором известно только ему (можно сравнить с детской игрой в страну-мечту, описанной С.М. Лойтер).

Кроме того, если в традиционных верованиях водяной и русалка выступают как духи-«хозяева» мест — водоемов, то в детском фольклоре они «привязываются» не к конкретному месту, а к воде вообще, «приходя» в процессе «вызывания» в стакан с водой.

Тем не менее, влияние традиционного фольклора взрослых ощутимо: и водяной, и черти мыслятся как вредоносная нечистая сила. «Вызывание» чертей происходит в инфернальном пространстве подполья, которое выступает как своеобразный  эквивалент преисподней. В качестве необходимого для «вызывания» предмета выступает сковорода. Во-первых, данный предмет связан с потусторонним миром как посуда, кроме того, сковорода образует круг, из которого призванная вредоносная сила не может выбраться, и «вызывающие» имеют возможность спастись: Например: «Залезли в погреб и поставили сковородку и говорили: «Черти, танцуйте на сковороде». И сковорода затряслась, мы вылезли оттудова, влезли на кровать, ну, свет горел. Когда мы только опускали ногу на пол, свет гас, и вот так продолжалось, пока родители не пришли» (Маракова Надя, 13 лет).

Местом локализации «вызываний» водяного и русалочки является домашнее пространство, связанное с водой, — ванная, в данном случае по семантической функции приближенная бане. В ритуале сохраняется представление о времени размыкания границы между мирами – «вызывать» необходимо в полночь: «Наливаешь воду в стакан и в полночь стакан надо к лицу поднести. Если вода выплеснется, то значит, там живет водяной и тебе несчастье будет. <А если не выплеснется?> Значит, нет водяного. А потом воду просто вылить» (Рубаникова Ксюша, 11 лет). В данном «вызывании» непосредственное соприкосновение с обитателем потустороннего мира, происходящее как нарушение границ между мирами: вода выплескивается из стакана, — приводит к причинению вреда «вызывающим»: «тебе несчастье будет». В обоих случаях «вызывания» водяных духов разлитая вода становится «индикатором» успешности обряда, выступая как знак присутствия потустороннего существа в «нашем» мире.

«Вызывания» мифологических персонажей, восходящих к традиционному фольклору, к представлениям о духах-«хозяевах» мест (домовой, водяной, русалка), в наибольшей степени связаны с представлениями взрослых об «ином» мире (например, сохраняется временной момент размыкания границы между мирами),  но при «вызывании» данных потусторонних существ ребенок реализует свою мечту о своем «маленьком» живом мире, над которым он властен и с обитателями которого можно «общаться».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector