Композиция стихотворного лирического произведения

1.     Композиция лирического произведения как проблема литературоведения.

2.     В. М. Жирмунский о композиции лирического произведения.

3.     Композиционные приёмы и композиционные типы стихотворных лирических произведений.

Если внимательно присмотреться к первому пункту плана?, то сразу же возникает вопрос, а почему определение специфики композиции лирического произведения представляет серьёзную научную проблему и насколько продуктивным является использование при анализе композиции лирического произведения таких понятий, как ракурс литературного изображения, с одной стороны, и точка зрения – с другой.

Почему нас не может полностью устроить использование в качестве единицы композиции лирического произведения такого понятия, как «отрезок текста, в пределах которого сохраняется одна точка зрения»? Дело в том, чистая лирика предполагает минимальную дистанцию между субъектом сознания и объектом сознания (напомним, что текст лирического произведения приписан субъекту сознания с обязательной прямо-оценочной точкой зрения), и эта дистанция может не меняться на протяжении всего произведения. Например, стихотворение Б. Пастернака «Определение поэзии» (стихотворение приведено ниже в качестве примера проивзедения с анафорической композицией) представляет собой нанизывание словесных рядов, в которых лирический субъект даёт различные обозначения того, что такое поэзия, при этом дистанция между  субъектом и объектом сохраняется в финале такой же, какой она была в начале.

По этой же причине малопродуктивным за единицу композиции стихотворного лирического произведения видится принимать отрезок текста, в пределах которого сохраняется один ракурс или способ литературного изображения. В чистой лирике всё погружено в стихию лирического переживания.

Если, например, рассматривать стихотворение «Я помню чудное мгновенье», то абсолютно непонятным оказывается, как решать вопрос: где какой ракурс (где описание, где повествование, где – характеристика)?

Решение проблемы композиции стихотворного лирического произведения предлагает В. М. Жирмунский в своей работе «Теория стиха».

Исследователь выделяет три композиционных уровня в лирическом произведении: фонетический уровень, тематический уровень, синтаксический уровень. Единицами фонетического уровня являются звуки (не фонемы), единицами тематического уровня являются словесные темы. Возникает вопрос: что же такое словесная тема. С точки зрения В. М. Жирмунского, любое слово в лирическом произведении является носителем темы. Как отмечает В. М, Жирмунский, «каждое слово, употребляемое поэтом, есть уже тема и может быть развёрнуто в художественный мотив…Многие  художественные направления определяются особенностями своего тематизма, «словесными темами». Для такого литературного направления, как сентиментализм, характерны такие словесные темы, как: «слёзы», «вздохи», «печаль», «кладбище», «меланхолия», «сумрак», «томный», «нежный», «чувствительный» и т. д. Единицами синтаксического уровня являются ритмико-синтаксические, или ритмико-интонационные конструкции.

С точки зрения В. М. Жирмунского, существуют два основных композиционных приёма в лирическом произведении: повтор и параллелизм.

Повтор может быть обнаружен на разных уровнях: фонетическом (например, в стихотворении А.С. Пушкина: «Брожу  ли я вдоль улиц шумных, вхожу ли в многолюдный храм, сижу ль меж юношей безумных, я предаюсь моим мечтам…» – перед  нами повтор на звуковом уровне, повторяется звук «у»); на тематическом уровне (в стихотворении А. Фета «На кресле отвалясь…» повторяются такие словесные темы, как  «грачи», «стадо», «кружится – это повтор на тематическом уровне); на синтаксическом уровне повторяются целые ритмико-интонационные конструкции. Например, в стихотворении А. Блока «О доблестях, о подвигах, о славе» в первой и шестой строфах стихотворения повторяется с небольшими изменениями одна и та же ритмико-интонационная конструкция – «твое лицо в простой оправе» (в первой строфе) и «Твоё лицо в его простой оправе» ( в последней строфе); в стихотворении «Я последний поэт деревни» С. Есенина — «и луны часы деревянные прохрипят мой двенадцатый час» (во второй строфе) и «скоро, скоро часы деревянные прохрипят мой двенадцатый час» ( в последней строфе).

Повтор как композиционный приём можно обнаружить в любом лирическом произведении, ибо лирика без повторов не обходится.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector