СООТНОШЕНИЕ ВЕЛИЧИНЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

В последние десятилетия экономический рост стал одной из центральных проблем для экономистов и политиков. Это было результатом беспрецедентных темпов экономического роста, достигнутых развитыми странами  мира, а также значительных различий  в показателях роста у разных стран. Отсюда возник  серьёзный интерес к объяснению  общего ускорения роста и причин различий между странами.

В течение 1960-х годов возникло мнение, что высокие темпы роста развитых стран  несоразмерно увеличили благосостояние их населения. Различные причины для этого беспокойства были  показаны Э. Мишеном. Он перечислил различные нежелательные аспекты экономического роста, такие, как, например, загрязнение окружающей среды, перегрузка транспортных путей и лучших курортов и другие виды внешних эффектов, в том числе нематериальных, таких, как, например, подчинение общественных ценностей коммерческим целям и последовательное снижение моральных стандартов общества.

Создается видимость того, что высокие темпы роста предопределяются общим высоким уровнем экономического развития на большом экономическом пространстве. Однако нужно проследить взаимосвязь темпов роста и уровня включенности национальной экономики в мировой рынок. В экономике, рост которой сдерживается ограничением платежно­го баланса, необходимо предпринимать действия для увеличения экс­порта или ограничения импорта.

В период, когда доллар был в дефиците, про­мышленные страны, испытывающие ограничения со стороны платеж­ного баланса, применяли совершенно разные внешнеторговые и про­мышленные стратегии. Западная Германия проводила стратегию рас­ширения экспорта посредством заниженного курса марки и субсидий экспортным отраслям промышленности. В условиях быстрого роста мировой торговли промышленными товарами и роста доли Западной Германии в этой торговле бурный рост ее промышленного экспорта создавал основы для внутреннего роста. Италия про­водила аналогичную стратегию посредством регулярной девальвации лиры даже при положительном сальдо счета текущих операций Ита­лии.

Эти два примера экспортоориентированного экономического рос­та заметно контрастируют со стратегиями, принятыми Францией и Японией. Обе эти страны энергично защищали свои внутренние рын­ки, используя рост промышленности в пределах внутреннего рынка как трамплин для завоевания экспортных рынков.

Кейнсианская аргу­ментация лежала в основе так называемой стратегии структурных пре­образований в Латинской Америке. Если при расширении внутреннего спроса не «выпускать» его за границу с помощью протекционистских мер, то внутренние сбережения и налоговые поступления будут финансировать внутренние инвестиции и государственные рас­ходы. Кроме того, прибыльность защищенного от конкуренции внут­реннего производства будет способствовать дальнейшим инвестициям. Процесс экономического роста будет тем самым самоподдерживающимся.
Применение стратегий импортозамещения в Латинской Америке в 1950-х годах позволило вначале достичь значительных успехов. Выпуск отечественных промышленных товаров быстро рос, как и занятость в промышленности. Но позже эта политика была развенчана. Выясни­лось, что замещение импорта имеет место в первую очередь в легкой промышленности, в производстве потребительских товаров, в то вре­мя как инвестиционные товары продолжают импортироваться. Следо­вательно, после некоторого роста, связанного с замещением импорта потребительских товаров, рост снова испытывал ограничение в виде необходимости импорта оборудования. Кроме того, выяснилось, что защищенная отечественная промышленность сравнительно неэффек­тивна и не в состоянии конкурировать на мировых рынках.

Японский случай показывает, что традиционная дихотомия между ростом, основанным на импортозамещении, и ростом, ориентированным на экспорт, неверна. Хотя япон­ская промышленность развивалась в пределах быстро расширяющего­ся и защищенного внутреннего рынка, этот рост оказался трамплином для экспансии на мировые рынки. Экспорт стимулировался внутрен­ним ростом экономики.

Успешность японского (и французского) опыта импортозамещения и проблемы, возникшие в странах Латинской Америки, не могут быть объяснены в рамках статической концепции аллокационной эффектив­ности. Успехи (как и их отсутствие), несомненно, были связаны с тех­ническим прогрессом и промышленной модернизацией. Аргумент в пользу свободной торговли должен, очевидно, состоять в том, что она способствует наиболее быстрому внедрению новой техники, которая обеспечивает сравнительные преимущества.

За последние годы российская экономика демонстрирует устойчивый рост, однако в её структуре значительных прогрессивных изменений не происходит.

Таким образом, подводя итог нужно заметить, что величина экономического пространства не может определять экономический рост. Рост спроса на продукцию страны зависит от темпов роста ее внут­реннего рынка, темпов роста экспортных рынков и темпов изменения ее доли на этих рынках. Изменение долей рынков является медленным и неопределенным процессом. Основным детерминантом роста спро­са выступает рост рынков. Поскольку все страны конкурируют за доли (приблизительно) одного и того же экспортного рынка, то именно рост внутреннего рынка обусловливает основные отличия темпов роста спроса на продукцию обрабатывающей промышленности разных стран. Отсюда следует, что управление ростом внутреннего рынка с исполь­зованием любых необходимых средств для ослабления ограничения платежного баланса — наиболее эффективная стратегия развития.

Эффективность любой внешнеторговой стратегии зависит от положения мировой экономики в целом. Все страны не могут одновременно добиться экспортоориентированного роста. В эпоху, когда мировая торговля растет сравнительно медленно, ориентация на экспорт вряд ли может служить надежной основой для бурного роста спроса и, следовательно, для быстрого технического прогресса.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector