Концепция Личности В Авангардном Дискурсе

Авилова Е. Р. Аспирант, кафедра русской филологии, Якутский государственный университет

Как известно авангардное искусство, возникшее на рубеже 19-20 столетий, стало своеобразной реакцией на кризис культуры названного периода. На смену предшествующей эпохе, которая в сознании реципиента воспринималась, как эпоха классическая приходит новая. Авангард в целом мыслится как разрушение традиционных законов, правил и принципов искусства, поиски нового творческого видения. Одним из способов подобного разрушения становиться способ неприятия классических канонов.

Подобная этическая установка приводит к созданию принципиально новой роли человеческой личности в схеме: человек – окружающая действительность. Так как, искусство, как область человеческой деятельности всегда претендует на создание и функционирование определённой картины мира и человеческая личность, в рамках которой берет на себя принципиально иные функции по отношению к другим сферам человеческой деятельности. Развитие культуры можно представить как центростремительное движение, и культура, как определённая идеологическая структура определяет свое положение по отношению к этому центру. Если в классическое искусство, условно обозначим период его развития 17-19 веками, базировалось на христианской концепции мироздания, центром которого являлось божественное начало, а человеческая личность мыслилась как связующее звено между Богом и миром реальных вещей. Этим и объясняется функционирование в искусстве художественного метода как реализм, функционирующего практически во всех областях искусства. «Такие свойства Бога, как бессмертие, бесконечность, вездесущесть, неопределимость, всемогущество, служили гарантом устойчивости организованной им структуры и в то же время обеспечивали возможности её развития». Отношение к понятию о Боге, его наполнение и истолкование модифицировались в различные эпохи, но неизменным оставалось представление о порождающем и организующем начале, внеположном активному человеческому сознанию; поле напряжения, существующее между двумя этими силами, и было полем развития, полем культуры. И именно в период развития авангардного творчества происходит принципиальная переоценка о роли художника-создателя по отношению к миру реальных вещей.

Основа авангарда – стремление изменить искусство, в этом и заключается, по мнению А.Цуканова, его феномен, проявившегося «как реакция на ситуацию в культуре, которую Бодлер обозначил как «слепые глаза» человека, устремленные в пустое небо, а Ницше – “Бог умер!”».

Здесь нельзя говорить о полном отсутствии этого организующего центра. Скорее всего, его заменяет художник- демиург. В “Декларации слова как такового” (1914) А. Кручёных писал: “Мысль и речь не успевают за переживанием вдохновенного, поэтому художник волен выражаться не только общим языком… но и личным…, и языком, не имеющим определённого значения, (Не застывшим), заумным”. Это означает, что наше представление о мире, зафиксированное в определённых “застывших” структурных единицах (словах, языковых правилах и нормах) всегда, неизбежно оказывается неадекватным постоянно обновляющемуся, становящемуся миру: “Слова умирают, мир вечно юн”.

Однако авангард его создателями мыслился не только как эстетическая теория и поэтическая практика, но и как «теургическая» теория «пересоздания» реальности. Отсюда утопизм авангарда, выразившийся в стремлении его представителей создать «рай на земле», «социально- политическую утопию».

Авангард возник как философско-художественная утопия создания принципиально «нового мира» и «нового человека», утопия идейно близкая и концепциям «человекобога», «абсолютного природного человека» и прямо противоположная христианской антропологии. Утопия авангарда близка к умонастроению, выраженному в романтизме, течении в западно-европейской мысли, развивавшемуся, начиная с эпохи Возрождения параллельно с просветительским рационализмом.

С этой точки зрения объяснимыми становятся все догматические установки теоретических манифестов русских футуристов. Отсюда своеобразное понимание роли поэта. Окружающий мир у авангардистов мыслится как материя для преобразования: каждый уважающий себя художественный стиль должен пытаться распространиться на весь мир и подчинить его себе.

«Авангардистская утопия проявляется, прежде всего, в неукротимой воле воздействия словом на мир напрямую – примерно так же, как это предполагается в оккультизме. Только такое действенное искусство объявляется истинным». На связь авангарда с оккультными практиками неоднократно указывалось различными исследователями (Е. Бобринсакая, Н. С. Сироткин, Е. Тырышкина и др.).

В оккультной утопии «человекобог» формируется на пути выявления неких скрытых в человеке и природе сил и всеобщих взаимосвязей. Авангард, обнаруживая очень много общего и с оккультным идеями, утопию достижения абсолютности через трансформированное искусство, способное созидать «нового человека» и «новый мир». Утопия авангарда занимает свое место среди других форм утопического сознания, основанных на идеале человека — покорителя пространства и времени, хозяина Земли, истории и Вселенной, на активно — эволюционном идеале человека — преобразователя всего сущего, ведущего тотальное преобразование во всех направлениях.

Авангард стремится к шоку как адекватной реакции адресата. Адресат, оказываясь в ситуации смыслового и ценностного разрыва (полное нарушение его этических и эстетических ожиданий), отвергает подобное творчество, стремясь остаться на своих прежних позициях привычных представлений об искусстве.

Подобные установки напрямую связаны с утопизмом — с завышенной оценкой преобразовательных возможностей творчества. Поэт в авангардном искусстве предстаёт как теург, вещающий истину. Этим и объясняется претензия на выработку тотального единственно верного стиля, который должен подчинить себе. И именно с позиций этого тотального стиля должно оцениваться все остальное. Таким образом, представители авангарда воспринимали его как некое «универсальное искусство», возникшее для тотального преобразования мира.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector