Вариативность актуализации концепта «терпение»

При исследованиях в русле антропоцентристской семантики с её приоритетным интересом к моделированию образа человека по данным языка специалисты обращаются прежде всего к вычленению концептов. Несмотря на то, что понятийное содержание последнего термина по- прежнему получает разные трактовки (а может быть, в немалой степени и благодаря этому), он остается чрезвычайно популярным: именно посредством изучения концептов обогащаются сведения о языковой картине мира и национальном своеобразии её понимания – ментальности – конкретного этноса, носителя языка. По-видимому, предпочтительнее исходить в подобных случаях из положений, согласно которым, концепт – это и исходная точка семантического наполнения слова, и конечный предел развития (В. В. Колесов).

Поэтому для возможно более завершенного (что тоже довольно относительно, когда речь идет о живом языке) осмысления концепта, являющегося фрагментом соответствующей картины мира, необходимо анализировать динамику слов (то есть совокупность их семантических и стилистических эволюций), в которых этот фрагмент (концепт) кристаллизуется и с помощью которых эксплицируется в текстах и дискурсе. Ведь концепты существуют и развиваются в культурно- историческом времени, порождая к жизни – или побуждая к более активному употреблению носителями языка – лексемы, оказывающиеся и (хотя бы на какой-то период) адекватными выражениями понятий, соответствующими их параметрам в общественном сознании. Здесь традиционные проблемы этимологии, исторической лексикологии и лексикографии органично переплетаются и сочетаются с интересами когнитивистики, этно(психо)лингвистики, лингвокультурологии и т. д. Собственно, подобные работы и должны иметь междисциплинарный характер. Лингвоментальная специфика этноса воплощается во многочисленных и разнообразных словах-концептах, из-за чего выбор и объекта, и предмета конкретного исследования должен предопределяться концентрацией внимания на тех условных фрагментах языковой картины мира, которые для носителей данного языка представляются действительно ключевыми, основополагающими, пусть иногда это и происходит на почти интуитивном уровне. Тем не менее, подобный подход, как свидетельствует ряд примеров, оказывается продуктивным. Считаем, что одним из таких подлинно базовых в русской ментальности устойчиво является концепт терпение. Это подтверждается как событиями многовековой истории нашего народа, так и его восприятием российских реалий последнего времени. Терпение входит в систему культурных ценностей русской нации, то есть в такую систему, которая является этносоциально детерминированным типом программирования поведения: это наш способ делать дело, наш способ существовать в мире.

Значимость терпения как добродетели зафиксирована разными «культурными кодами», в частности в религиозных (сакральных) текстах и паремийных (пословицах). Так, Нагорной проповедью Иисус Христос завещал не противиться злому и любить врагов своих. Национально- культурное мировидение воплощено в пословицах, закрепивших прескрипции народной мудрости: «За терпенье дает Бог спасенье»; «Терпенье дает уменье»; «Христос терпел и нам велел»; «С бедой не перекоряйся, терпи!»; «Терпенье лучше спасенья»; «Не потерпев, не спасешься»; «Молись – спасешься, терпи – взмилуются» и т. п. Терпение выступает признаком кротости, смирения, укрощения в себе гордыни, и в нем же, как ни парадоксально, проявляются подлинные сила и величие народного духа. Разумеется, для разноаспектного постижения вербализации (прежде всего в словах гнезда корня терп-) концепта ‘терпение’ нами привлекаются также данные русской лексикографии в максимально широком хронологическом диапазоне (от этимологических и исторических словарей, включая неопубликованные и при этом весьма информативные данные их картотек, — до словарей современного русского литературного языка в их последних изданиях и редакциях). По лексикографическим данным, терпение представлено, в частности, в синонимических рядах существительных: терпеливость, долготерпение; многотерпеливость — маркировано обычно как устар. Глагол терпеть представлен в следующих синонимических рядах: вооружиться (или запастись) терпением, выносить, сносить, переносить, выдерживать, нести (свой) крест /оскорбление: глотать, проглатывать (разг.); переносить, сдерживаться, испытывать, терпеть неудачу, терпеть крах, терпеть фиаско (книжн.), допускать, снисходить, послаблять, потворствовать, смолчать, промолчать, удерживаться, воздерживаться. Терпеть поражение, проигрывать, быть побежденным (или разбитым); быть под конем, возвращаться на щите (высок.).

Терпимо – удовлетворительно; снисходительно. Семантические различия между приведенными синонимами наблюдаются по признаку близости к тому или иному осмыслению концепта «терпение».

1. Основную группу составляют экспликации значения ‘переносить — быть стойким перед большим количеством неприятностей или несчастий, находить силу жить в тяжелое время: выдерживать, выносить, сносить, переносить, испытывать, переживать, нуждаться, страдать, держаться, нести свой крест, крепиться’.

2. Следующая группа относится к значению ‘мириться – быть сдержанным при огорчениях и сильных волнениях: сдерживаться, стерпеть, смолчать, промолчать, удерживаться, воздерживаться, молча сносить обиды’.

3. ‘Снисходительно относиться — допускать, снисходить, послаблять, потворствовать’. Итак, в современном русском литературном языке слово терпеть имеет синонимические параллели применительно к различным семантическим вариантам. В «Словообразовательном словаре русского языка» А. Н. Тихонова глагол терпеть представлен и как непроизводный, и как производящий; от него образуется 69 слов различных частей речи. Это словообразовательное гнездо относится к полному структурному типу. Глагол терпеть образует 13-тиступенчатую словообразовательную парадигму, которая является гетерогенной (образуются слова различных частей речи).

Способы образования новых слов здесь различны: префиксальный, суффиксальный, префиксально-постфиксальный. Анализ словообразовательного гнезда выявляет активность приставочных глагольных образований (вы-терпеть, до-терпеть, с-терпеть, у-терпеть, пре-терпеть, по-терпеть), которая указывает на наличие семы процессуальности, конкретизирующейся различными способами действия. Активны также и атрибутивы терпеливый, нетерпеливый, долготерпеливый и т. д. с общим признаком ‘имеющий состояние, обозначенное мотивирующим словом’, указывающие на то, что терпение – это состояние, но следует иметь в виду, что терпение – ещё и процесс (отглагольное). Словообразовательные гнезда слов терпение/терпеть показывают, что оно обладает хорошими словообразовательными потенциями, а потому продолжает пополняться новыми единицами, т. е. развивается. Однако стоит отметить, что в него не включены известные нам по более ранним эпохам слова терпеливодушный, терпеливомудренный, терпеливострастный, многотерпеливый. Древние же слова долготерпение и страстотерпец и сегодня присутствуют в языке. В контексте слово каждый раз раскрывает один из своих парадигматических признаков. Конкретные синтагматические связи предопределяются парадигматическими, однако речевое употребление лексических единиц обусловлено не только факторами выбора, но и возможностями лексического и синтаксического соединения одного слова с другим. В лингвистике стало общепринятым положение о том, что особенности сочетаемости слова находят отражение в его семантической структуре.

По мнению исследователей, при «семантической синтагматике» (В. Г. Гак) учитываются не только формально выраженные, но и скрытые в значении семантические компоненты. В речевом употреблении происходит актуализация значения и формируется речевая семантика, отличающаяся бесконечным многообразием. Контекстная сочетаемость слов терпение/терпеть анализируется нами на материале иллюстраций к лексикографическим толкованиям в различных словарях; при этом обращается внимание на жанрово-стилистический характер источника (художественная литература, публицистика, разговорная речь, пословицы и поговорки). У слов с корнем -терп- наблюдаются различные варианты сочетаемости: терпеливый кто ( человек, больной, ученик), терпелив в чем- то (в несчастии), терпеливый по чему(по характеру, по натуре), с наречием очень, исключительно терпеливый; быть, казаться, стать терпеливым; терпеливо переносить что-л., ждать, выслушивать; терпеть что-то (боль, обиду); терпеть как-долго, кого-либо, могу –не могу терпеть, терпеть кому и др. Словарь Даля дает возможность выявить, как концепт «терпение», будучи представленным в паремиях, закреплен в народном сознании. Представленный материал можно разделить на несколько групп. «Терпенье и труд все перетрут»; «терпи, казак, атаманом будешь»; «терпя, в люди выходят»; «обтерпимся, и мы люди будем»; «терпенье дает уменье». В данных пословицах отражается представление о том, что терпение – это качество, которое помогает человеку, позволяет ему двигаться вперед, совершенствоваться. В данном контексте терпению родственны семы «упорство, настойчивость, трудолюбие». Терпение является одной из основных добродетелей религиозного сознания русского народа. Это подтверждают следующие выражения: «за терпенье Бог дает спасенье»; «терпенью – спасенье»; «без терпенья нет спасенья»; «терпенье лучше спасенья». В таком понимании терпенью присуща сема «смиренье».

Пословицы отсылают к евангельским сюжетам о терпении Спасителя. Однако терпенье – это очень тяжелое испытание: терпя, и камень треснет; терпя, и горшок надсядется. Не каждый готов к долготерпению – данная репрезентация концепта активно используется как в сакральной, так и в профанной, бытовой сферах. Поэтому терпенье бывает разным, имеет предел, ресурс терпения может иссякнуть: истерпелись мы, не стало терпения; дотерпелись донельзя; всякому терпенью мера; никакого терпенья нет, нельзя терпеть. Но терпенью можно и нужно научиться, привыкнуть к такому состоянию: во все втерпишься; обтерпишься, и в аду ничего; у кузнеца рука к огню притерпелась; стерпится, слюбится. Встречаются высказывания, где терпение сопоставляется с любовью: стерпится, слюбится; от того терплю, кого люблю. Здесь оно выступает как умение прощать, принять другого человека. Терпение противопоставляется желаниям человека, из чего следует, что это вынужденное состояние: на хотенье есть терпенье. Но: терпеть это не беда, было бы чего ждать. И: лучше самому терпеть, чем других обижать. Подобные высказывания характеризуют особое восприятие действительности русскими людьми, биполярную жизненную позицию, основанную, с одной стороны, на смирении, безропотном перенесении невзгод, но, с другой стороны, присутствуют настойчивость, упорство, стремление добиваться цели, надежда на лучшее. В иллюстрациях активно используется концепт «терпение». Терпение в основном имеет положительные коннотативные признаки, оно оказывается: удивительным, гордым, большим, необыкновенным, поразительным, похвальным. Бывает терпеливая любовь, терпеливые заботы, терпеливая работа. Терпеть приходится дураков, голод и холод, гоненье, фиаско, крушение, наказанье, притесненье, участь гордую, стыд и зло, лишения, нужду.

Основные значения концепта, репрезентируемые в контексте русской литературы:

1) способность переносить нужду, боль, неприятности;
2) упорно делать что-то;
3) ждать без ропота;
4) мириться с наличием кого-, чего-либо;
5) очень не любить кого-то, что-то;
6) не допускать наличия чего-либо.

В лексикографических цитациях разговорной речи наиболее часто встречаются следующие сочетания: терпеть боль, насмешки. Не терпится, выйти из терпения, вывести из терпения. Минутку терпения, не терпеть, терпеть не могу, терпеть от холода, от золовки, терпеть убытки, терпеть от наводнений, терпеть не люблю, терпеть ненавижу. Таким образом, актуальны значения, связанные с физической болью, с материальным ущербом, широко используется терпеть с отрицанием не.

Можно сказать, что каждая эпоха выбирает своё доминирующее значение, вербализуя его в текстах (что обнаруживается, например, при сопоставлении словарей, отражающих русскую лексику разных исторических периодов). Предварительные наблюдения позволяют довольно обоснованно предполагать, что ряд слов с корнем терп- прошел долгий путь от первоначального синкретизма до многозначности, в некоторых случаях граничащей с энантиосемией (имеющей, по крайней мере, определенные тенденции к трансформации в последнюю).

Источник:  журнал «Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук»

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector