НАФТА: предпосылки создания

Проблемы мирового экономического порядка часто рассматриваются с точки зрения выбора между глобализмом, с одной стороны, и регионализмом — с другой. Так как идея однозначного выбора нереальна, то решение подобной задачи сводится не к тому, какой уровень должен быть приоритетным, а к тому, как эти уровни соотносятся между собой. Продуктивное региональное партнерство складывается внутри глобализирующейся экономики. Глобальные организации представляют структуру внешнего регионального вмешательства в тех случаях, когда государства региона не в состоянии эффективно ответить на вызовы экономической или политической безопасности или же предпочитают оставаться нейтральными. Некоторые обязанности глобальных институтов могут перекладываться на региональные блоки, которые обладают особым опытом и знанием отдельных «местных» проблем. Регионализм определяет различные уровни интеграции и институционализации в соответствии со степенью экономического развития и взаимозависимости, одновременно способствуя глобальному развитию и обеспечивая выход на режим глобальной свободной торговли. То есть доказывает свою совместимость с тенденциями глобализации, усиливая давление в ее сторону.

Первой официальной акцией, направленной на активизацию интеграционных процессов в Северной Америке, стала реализация «плана Эббота», целью которого было стимулирование инвестиций США в ведущие отрасли канадской экономики. Этот план был принят в 1947 году. Позже в 1959 году США и Канада заключили соглашение о совместном военном производстве, которое способствовало внедрению американских стандартов в канадское производство военной техники.

Началом следующего этапа развития двусторонних отношений между США и Канадой послужило заключение в 1965 г. соглашения о либерализации торговли продукцией автомобилестроения, которое, в свою очередь, стимулировало интеграцию и многих других отраслей. Линия на организацию торгово-политического объединения США с Канадой и Мексикой активно начала проводиться Вашингтоном с конца 70-х гг XX века. Первоначально речь шла лишь об оформлении энергетического союза трех стран. Американский Конгресс принял директиву в адрес президента США в законе 1979 г. «О торговых соглашениях» изучить перспективы создания Североамериканской зоны свободной торговли (секция 1104). Подобная идея была поддержана в 80-е годы президентами Р. Рейганом и Дж. Бушем..

В сентябре 1988 г. после нелегких трехлетних переговоров было подписано американско-канадское соглашение о свободной торговле (CUSFTA), согласно которому в течение 10 лет между США и Канадой должна была сформироваться зона свободной торговли.

Изменение политической и экономической ситуации в мире в конце 80-х годов, активизация интеграционных процессов в Европе и Азиатско-тихоокеанском регионе, растущая конкуренция со стороны Японии, социально-политические реформы, проходящие в странах Латинской Америки, вновь подняли вопрос об экономической взаимозависимости США, Канады и Мексики, о необходимости «возврата» американского бизнеса в Западное полушарие и, в конечном итоге, о создании Североамериканской зоны свободной торговли, которая, по словам бывшего президента США Б. Клинтона, «станет основой для продвижения к объединению всей Латинской Америки — с населением 700 млн человек — в торговую единицу, которая принесет процветание всем народам, проживающим на американском континенте». Необходимо отметить, что при подготовке договора Мексика, Канада и США рассматривали значение и потенциал НАФТА с различных позиций.

Соглашение о создании Североамериканской ассоциации свободной торговли (НАФТА) вступило в силу 1 января 1994 г., сохранив и подтвердив Соглашение о свободной торговле между США и Канадой (ФТА) 1988 г.. НАФТА означало образование крупнейшего рынка с 370 миллионами потребителей и совокупным ВВП в 6,3 трлн. долл.

Три государства — члена ассоциации — руководствовались различными мотивами создания регионального экономического блока Северной Америки; при этом свою определенную роль сыграли экономические, политические и социальные соображения. Для понимания динамики североамериканского экономического регионализма необходимо было принять во внимание взаимодействие внутренних и внешних факторов, которые привели к возникновению особых торговых отношений между странами данного региона.

Соединенные Штаты Америки, прежде всего, заинтересованы в расширении доступа американской продукции на внешние рынки, особенно в сферах высоких технологий и услуг, вот почему долгое время именно эта страна являлась принципиальным архитектором и строителем многосторонней торговой системы. Считая себя ведущей экономической державой мира и будучи уверенной в процветании своей экономики в условиях свободного рынка, США в многосторонних переговорах ГАТТ постоянно выдвигали требования о либерализации рынков товаров и капитала. Под руководством Вашингтона прошло несколько стадий либерализации с огромными выгодами для США в сферах производства, экспорта и занятости. Однако удовлетворение функционированием международной торговой системы продолжалось лишь до тех пор, пока технологическое лидерство и конкурентоспособность американских товаров не ставились под сомнение. Либерализация торговли имела и обратную сторону: возник торговый дефицит, на внутренний рынок проникли импортные товары. США были вынуждены предпринять усилия в направлении изменения существовавшей международной торговой системы, сместив акцент с уменьшения тарифов на запрещение нетарифных барьеров и открытие новых рынков для американского экспорта. Эти тенденции отразились в двустороннем соглашении о свободной торговле с Канадой — ФТА, предшествовавшем НАФТА. Правительство США испытывало определенные трудности в проведении многосторонних переговоров в рамках ГАТТ. Кроме того, оно было раздражено практикой так называемой «нечестной» торговли в отдельных странах.

Поэтому ФТА должно было доказать возможность дальнейшей торговой либерализации, создать прецедент включения новых вопросов, еще не рассмотренных в ГАТТ, таких как инвестиции, права на интеллектуальную собственность, торговля услугами. Успешное двустороннее соглашение могло стать катализатором многосторонних переговоров в ГАТТ под угрозой отхода от них крупнейшей торговой нации и демонстрации успеха новой региональной политики.

Идею НАФТА правительственные и деловые круги США поддержали также в связи с разочарованием в переговорах в рамках ГАТТ и предоставившейся возможностью усилить и стабилизировать своего южного соседа. Официальное торговое соглашение должно было связать мексиканскую экономику с неолиберальной политикой реформ в направлении открытой рыночной системы и свободы инвестирования, а ожидаемые результаты экономического роста и динамизма — способствовать решению политических проблем нелегальной иммиграции, распространения наркотиков и в целом политической нестабильности. Американские компании получали доступ к ресурсам нефти в Мексиканском заливе, в штате Чьяпас, а также к дешевой рабочей силе.

Некоторые, подобно президенту Дж.Бушу-старшему, провозгласившему 27 июня 1990 г. программу расширения зоны свободной торговли на все западное полушарие, видели в соглашении предвестие тесного экономического сотрудничества стран «обеих Америк», которое должно было бы способствовать распространению сильной, рыночно-ориентированной демократии в регионе во главе с Соединенными Штатами. Кроме того, НАФТА дало США возможность заставить Канаду принять некоторые условия, не достигнутые в переговорах по ФТА, относительно положений по интеллектуальной собственности и регулированию сельскохозяйственных поставок. К этому надо добавить двойную дипломатическую игру: путем форсирования НАФТА Вашингтон собирался оказать давление на торговых партнеров в Европе и Азии в направлении их большей готовности к компромиссам на переговорах Уругвайского раунда многосторонних типовых переговоров. Таким образом, созданием НАФТА США преследовали долгосрочные стратегические и краткосрочные тактические цели.

В свою очередь экономический рост, занятость и высокий уровень жизни в Канаде зависят от расширения доступа на внешние рынки и предсказуемости такого доступа. Канада пытается обеспечить экономическую безопасность через поддержку и участие в многосторонней торговой системе ГАТТ/ВТО и двусторонние соглашения с основным торговым партнером — США. После нескольких десятилетий постепенной и прогрессирующей либерализации торговли между двумя странами растущий протекционизм США стал представлять собой серьезное препятствие канадскому экспорту, следовательно, и экономическому благосостоянию страны. Поэтому заинтересованность Канады в расширении и большей безопасности доступа на американский рынок с целью внутреннего экономического роста стала основной причиной переговоров по свободной торговле в 1985-1988 гг. Вторая причина, тесно связанная с требованиями канадских деловых кругов, состояла в том, что двустороннее соглашение ФТА должно было способствовать реструктуризации экономики Канады через ослабление вмешательства государства и предоставление свободы действия рыночным силам. Стратегия использования свободной торговли как неолиберальной формы индустриальной политики была сформулирована созданной в 1982 г. премьер-министром Королевской комиссией по экономическому союзу и перспективам развития для Канады.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector