США, Канада и Мексика продолжают изучать уроки НАФТА

В ракурсе уже достигнутой взаимозависимости экономик трех стран и перспектив дальнейшей интеграции Северная Америка представляет собой региональную, общеконтинентальную систему. Однако на практике реально просматривается существование двух перекрывающихся субконтинентальных систем: канадо-американской и мексикано-американской, с лидирующей ролью США, при этом канадо-мексиканские отношения остаются третьестепенными. Именно такую конфигурацию закрепили (или «конституционализировали») ФТА и НАФТА, если использовать термин, введенный Р. Рейганом, назвавшим свободную торговлю «экономической конституцией для Северной Америки».

США, Канада и Мексика продолжают изучать уроки НАФТА и эффект его воздействия на три государства — достаточно заметное на США, важное на Канаду (как составную часть неолиберальной трансформации) и драматическое на Мексику. Некоторая асимметрия между центральной державой и ее периферийными партнерами в результате последствий торгового соглашения, а также степень, в которой параграфы НАФТА выражают американскую общественную философию, максимизирующую правила рынка и сводящую к минимуму роль государства, приводят к тому, что трехсторонняя североамериканская модель неуклонно размягчается под воздействием идеологических стандартов страны-гегемона. В изменяющемся экономическом пространстве Северной Америки континентальное различие несколько корректируется тем, что США обеспечивают технологическую, индустриальную и информационную основу; Мексика предоставляет сырье (нефть) и дешевую рабочую силу одновременно с большим и низкодоходным потребительским рынком; а Канада — естественные ресурсы, финансовое обеспечение и некоторые промышленные мощности вместе с небольшим, среднедоходным рынком. При определенной институционализации легитимность этой системы будет зависеть от того, как ее положения будут действительно выполняться и какие поправки будут приняты по прошествии некоторого времени, а также от степени развития Канады, США и Мексики как единого региона, а не двух периферийных государств, присоединившихся к сильному центру.

Анализ НАФТА сложен, так как обстоятельства и условия меняются постоянно, а происходящие изменения вызывают все новые и новые проблемы. Институты НАФТА еще довольно слабы, если рассматривать их не в ракурсе сокращения национальных барьеров для передвижения товаров, услуг, капитала и труда, а под углом создания общеконтинентальной социальной, экономической и культурной политики. НАФТА — это еще не таможенный союз и не общий рынок, и, соответственно, не имеет общего внешнего тарифа подобно ЕС. Тем не менее, продолжающееся давление реальной конкуренции вынуждает Канаду и Мексику приспосабливать ряд своих тарифов к уровню США, что фактически влияет на уровень гармонизации в сфере промышленной, экологической и налоговой политики среди членов НАФТА. Ряд авторов называют сложившуюся ситуацию не иначе чем «экономической аннексией». Наиболее ясной в этой организации, как уже отмечалось, является исключительно современная прогрессивная трехнациональная система разрешения споров.

Таким образом, новый континентализм проникает на транснациональные рынки, его структуры подвержены организационным и технологическим переменам. Государства остаются олицетворением демократической законности и продолжают играть важную политическую роль в новом региональном и глобальном строительстве. Поэтому углубление интеграции зависит от усиления институтов и необходимости координации общего процесса принятия решений.

Существует также реальный потенциал экспансии НАФТА в направлении стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Американские и канадские корпорации заметно расширили сотрудничество практически со всеми динамично развивающимися странами данного региона, а США поставили цель создать к 2005 г. зону свободной торговли Северной и Южной Америк, которая объединит рынки 33 государств, западного полушария.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector