Развитие Украине после Оранжевой революции

Сейчас, когда прошло два года после Оранжевой революции и Майдана, уже можно говорить не только об исследовании определенных характеристик этих явлений, но и о попытках системного изучения этих феноменов в социологическом, психокультурному, психополитичному направлениях. До сих трудов приобщаем и нашу социально-психологическую студию феномена Майдана.

Социологический анализ был акцентирован на выяснении содержания и характера событий Оранжевой революции, изучении общественных настроений и поведения людей на основе динамики изменений социально-политических, экономических, социокультурных отношений в современном украинском обществе. Оказалось, что значительная часть граждан, которые считали себя таковыми, что «выиграли» сразу после победы Оранжевой революции, ныне глубоко разочаровались, их завышенные ожидания стали крахом. Противники «оранжевых» не имели особых надежд на улучшение своей жизни, поэтому ничего не потеряли и их оценки социальной, политической и экономической ситуации не ухудшились.

Основной причиной такой ситуации своем считают раскол в «оранжевой команде», коррупционные скандалы, экономический спад и многие непродуманных решений. Более глубинная причина состоит в том, что общество не было институционально (добавим и психологически) готово к подтверждение своих завышенных ожиданий. Не учитывались «болезни», которые были накоплены в течение предыдущей истории периферийного жизни в пределах Российской и Австро-Венгерской империй, эпохи советской власти и лет кризисного независимого существования. Люди, которые поддержали Оранжевую революцию, наивно надеялись, что после прихода к власти новой политической силы в кратчайшее время удастся избавиться от «болезней», что накапливались веками.

Общественная мобилизация, которая обеспечила победу оранжевой революции, актуализировала базовые морально-нравственные характеристики социального и духовного капитала населения Украины, который обозначил лишь первый, протест-ный этап формирования новых форм гражданской активности. Всего стало понятно, что именно внутренние многовековые глубинные трансформации украинского общества подготовили культурный и общественный почву для этой неожиданной революции, которая сформировала новый социальный опыт и оставила память успешной политической мобилизации широких слоев украинского населения. Эти события стали выразительной манифестацией глубинного общественно-политического и культурного сдвига всего огромного посткоммунистического евразийского материка. На украинских политиков и общество подстерегают сложные задачи по консолидации и формирования новых смыслов не только для пока позиционно разобщенной «оранжево-голубой» украинской нации, но и всего посткоммунистического и общеевропейского социокультурного пространства. Возникает настоятельная необходимость формирования новых психодуховных механизмов развития общества и соответствующих форматов внутренней и внешней политики.

В психокультурному анализе исследователи отмечают, что после обретения независимости в развитии украинского общества сначала доминировала либеральная тенденция, которая вдохновляла политиков на реформирование центральных органов государственной власти и государственно-властных отношений, повлекла первых существенно обострения системного общественного кризиса в Украине. Затем, в период «кучмизма», доминировала авторитарная тенденция, которая выглядела как своеобразная апробация жизнеспособности политических нововведений, связанных с утверждением новой Конституции. Современный «посторанжевый» этап развития определенной степени повторяет в рамках нового социально-политического цикла либеральный реформаторский период и одновременно приобретает качественно других — «человеческих» (психологических) признаков, когда «новая психосоциальная культура украинского общества, которая возникает и закрепляет себя в политической культуре» оранжевой революции », превращается в источник (и одновременно на предохранитель необратимости) дальнейших общественных реформ».

Особого внимания заслуживает мнение о национальном характере и менталитете, что сравнимо с психикой социального субъекта (личности, общества, цивилизации), как самого сильного и самого природного фактора в життепроя-вах народа, настроенного на сохранение энергетической связи со своим Творцом, гармонизацию внутреннего жизни социума, исторически обеспечивало его самоприй-занятия, выживание и развитие. Успех нынешних общественных реформ находится в плоскости отношений между материальным и идеальным, внешним и внутренним, психическим и социальным в человеческой природе, а конфликты, сопровождающие общественные преобразования и реализацию государственно-политических решений, сосредоточены преимущественно в психокультурыполитико — управленческой элиты и Украинская общественности. Традиционные идеологии не выдерживают испытания правдой собственного народа, они только увеличивают пропасть между народными депутатами и широкими социальными слоями.

В этом контексте весьма интересным является исследование о социальной самоорганизации в теории и практике Майдана в контексте постпостмодерного подхода [2].

В психополитичному анализе украинская революция предстает прежде всего как морально-мировоззренческий и народная, чем специально подготовлена ​​и реализована политиками. Она актуализировала вопрос экзистенциального характера относительно выбора украинским политической перспективы в направлении поиска новой национальной идеи, современной конкурентоспособной украинской идентичности, совершенного формата государственного развития, социальных трансформаций, что и обусловило безоговорочную поддержку «оранжевых» событий всей демократической мировым сообществом.

Наивное стремление быстрых, решительных и радикальных изменений стало крупнейшим обманом участников протестов, глубоко травмировало уязвимую украинская душа. Это приводит к кризису национальной идентичности, которая является основным источником и главной движущей силой новой украинской революции [5]. Критическая ситуация, которую переживает наше государство, является следствием того, что Оранжевая революция трансформировалась в перманентный, которая ведет общество к хаосу и стагнации, но одновременно благодаря кризису «оранжевой» команды Украины фактически отошла от модели постсоветских президентских режимов, что должно привести к политике консенсусной согласия.

Мы считаем, что такая ситуация скорее не разрушает, а еще больше укрепляет и развивает многострадальную украинскую душу, заставляет его быть в тонусе, работать и развиваться.

Политический истеблишмент постреволюционной Украине оказался не готов к работе в демократической среде. Новой элите не хватило духовно-волевого компонента для ведения политики на принципах компромисса, толерантности, рационального смысла. Эгоистические интересы оказались сильнее, чем демократические ценности, не только вызвало раздоры и кадровую мешанину во властной команде, но и обострило социально-политическую ситуацию в государстве. Современное информационное общество увеличивает требовательность к политическим менеджеров, впервые делая их элитой не силы, денег или богатства, а элитой знаний, духа, что свойственно высшим проявлениям личности — пассионарности и духовности. Постреволюционное украинское общество стало качественно иным. Произошли радикальные трансформации в общественном сознании, в корне изменились ментально — ценностные установки людей. То, что считалось декларативными символами (идеи свободы и социальной справедливости, рынка и демократии), наполнилось новым содержанием и стало более значимым, вытеснив на второй план ценностной иерархии насущные материальные потребности. Оранжевая революция положила начало новые критерии общественного сознания, закладывая в ее основу такие моральные ценности, как достоинство, честь и свободу личности, прозрачность и демократизм власти, ее верность украинскому народу и Господу Богу. Однако лицо самой власти остается неизменным. Нынешний кризис убедительно продемонстрировал, что отечественная политическая элита не способна ставить национально-государственные интересы выше личных.

Майдан должен стать революцией в мышлении и представлениях граждан о своей стране, но пока что Оранжевая революция в государствообразующей сознании остается политической технологией смены одного правящей группировки другим.

В «поиска виновных» придумывают «решения», снимающие ответственность за содеянное, «независимость» свидетельствует, что основными нашими «врагами» являемся мы сами, особенно когда выбирается позиция «моя хата с краю». В команде «героев Майдана» «человеческий» и «профессиональный» факторы не смогли соединиться, «оранжевые» правительства не были готовы реализовывать совместный сценарий реформ, зато Верховная Рада выступила как «кризисный менеджер», возросла ее роль как автономного политического игрока; оппозиция ( и «бело-голубая», и «оранжевая») продемонстрировала свою морально-психологическую слабость; бизнес снова маршем пошел в политику; интеллектуальная элита дальше обслуживает власть, не имея собственного мнения; политические партии не осознают свою миссию, особенно внешней, они просто меняются местами во власти и оппозиции; позитивное отношение международного сообщества не было конвертировано, Украина не сформировала активной позиции стратегического игрока и ее международная деятельность имеет характер имитации.

Майдан не перерос в масштабный проект положительной участия в политическом процессе общественных и политических сил, поддержавших оранжевую революцию. Народ, который стал главной движущей силой и творцом Оранжевой революции, поставлен в условия невозможности цивилизованно отстаивать свои права вследствие коррупции, манипуляции массовым сознанием, его не считают партнером, важнейшим участником общественно-политического процесса.

Позиция Президента решительно отмежевывается от роли «хищника» и склоняется к диаметрально противоположным физических и психологических характеристик, поэтому институт президента пытается перейти от режима «наместничества» к организатору общенационального стратегического процесса, но нехватка серьезной проектно-аналитической работы и соответствующей «карты трансформации» не дает возможности это должным осуществлять.

Следовательно, пренебрежение стратегической коммуникативной платформой, ослабление институтов государственного управления ради процветания нации, бесперспективность существующих методов управления и мобилизации человеческого потенциала являются недопустимыми. Выход из такой ситуации видится в перспективах развития института Президента, где пока отсутствует субъект-лидер, ответственный за общественное развитие нации.

Социально-психологический анализ осуществлялся на основе теоретических и практических основ нововведенной категории «дело жизни», являющегося субъектом самого предназначения человека и непосредственно характеризует пайдейи (как окультуривание) и работу (как праксис) души. Такой «спра-вожиттевий» путь, ориентированный больше «на другого», на поступков психологическую методологическую базу, реализацию своего назначения, рассматривается как жизнь — поступок. Как контрастная, вводится категория «дело», которая связана лишь с собственными потребностями физиологического существованием человека. Такой «деловой» жизненный путь, ориентированный только «на себя» и самообслуживания, отстранение от нравственных, духовных ценностей, соответствующей деятельностной психологической методологической базе, рассматривается как жизнь — деятельность.

На социальном уровне феномен Майдана состоял из киевского, донецкого и внешних (тех, кто активно наблюдал за всем происходящим из материалов СМИ) площадей, которые образовывали единое концентрированное целое украинской нации на психокультурному, духовном фундаменте, но развивались по собственным тенденциями, обусловленными культурологическими, социально -политическими и психологическими особенностями. Из глубинных психологических позиций феномен Майдана включал истинный Майдан, постмайдан-ный эффект и постмайданный синдром. Истинный Майдан по своей психологической сути имел все признаки сделаю-ка-подвига украинского народа. Мы понимаем его как психологический механизм выполнения дела жизни нации. Постмайданный эффект также имел признаки поступков, но уже на индивидуальном уровне. Это психологический механизм реализации дела жизни каждого участника. Постмайданный синдром по своим признакам можно рассматривать как обычное дело человека ради удовлетворения собственных физиологических, жизненных потребностей существования. Это уже не касается выполнения дела жизни.

Такой подход может стать основой для формирования национальной идеи как реализации высшего назначения через выполнение дела жизни, должно включать следующие базовые этапы (уровни) реализации. Первый этап заключается в том, чтобы проработать (осмыслить) содеянное нацией и ее конкретными индивидами, которые на это способны, чтобы создать духовную базу для выполнения дела жизни. (Содеянное понимается как психодуховных результат жизни-деяния человека, которое по своей психологической сути имеет вчинковий характер и приводит к «массив страданий», которая является психологическим эквивалентом «болезней», накопленных на протяжении предшествующей истории жизни украинского народа, осознание и осмысление которого должно привести к глубинному общественно-политического и культурного сдвига всего постсоветского социокультурного пространства благодаря психологическому очищению и одухотворения личности и общества как социального субъекта). Как результат должен сформироваться необходима критическая количество пассионарных, духовных личностей (прежде духовных профессионалов), которая осуществит необратимый толчок для одухотворения всего общества. Второй этап заключается в одухотворении всего украинского общества и выполнение дела жизни «для себя», своей нации. Третий этап — это создание необходимых условий и духовно-психологических механизмов для одухотворения международного сообщества и выполнение дела жизни «для другого».

В своих поисках явление Майдана мы связываем с исследуемым ранее явлением «духовно-природной психотерапии» где выделяли такие характерные эффекты: «отречения» (когда после «духовно-природной психотерапии», где проходила актуализация духовно -психологических образований человека, под давлением условиям реальной жизни она видсторонювалась от приобретенной духовности и «опускалась» до обыденного уровня, все же оказывался несколько выше, чем начальный), «социального взросления» (когда исследовательская тренинговая группа после каждого очередного духовно-природной тренинга приобретала психологических характеристик, которые по своему содержанию соответствовали всем признакам социально-психологического развития личности от ребенка до взрослого человека) и «дрейфа» (когда вместе с «взрослением» происходило спонтанное перемещение исследовательской тренинговой группы по различным культурно и духовно обусловленных местах Украины, определялись и рефлексувалися на интуитивном чувственном уровне). Проводя параллели между явлениями «духовно-природной психотерапии» и «Майдана», можно предположить, что украинский Майдан за социально-психологическими признаками являются «детским» и потому будет подвержен будущего «взросления» и «дрейфа» в исполнении самого назначения, поскольку является основания полагать, что он стал началом глобального процесса одухотворения не только украинской нации.

Как это будет (если будет?) Происходить, точно сказать невозможно. Во всяком случае, в таком контексте интерес к этому явлению, объективно зафиксированного практически во всем мире, еще больше возрастает. Следовательно судьба украинского общества сегодня находится в руках «психологических детей», которые еще имеют «взрослеть» и «мудришаты», не теряя приобретенных на Майдане высоких моральных и духовных ценностей.

Размышляя о предназначении человека в универсуме как объекта ее дела жизни, можно предположить наличие соответствующего «коридора» свободы выбора, в каком угодно варианте приводит к выполнению ею своего назначения. Отсюда, резюмируя предварительный анализ, можно сформулировать общую проблему «посторанжевого» украинского общества и особенно политического истеблишмента, которая заключается в том, что на глубинном психологическом уровне они находятся в состоянии «активного недеяние», генерируемого президентом и обеспечивает его место в жизненном «коридоре », где такое состояние может оказаться наиболее оптимальным для реализации произведенного на Майдане справожиттевого выбора.

Это дает основания говорить об ожидании какой-то неожиданной перспективы его будущего развития как «закономерной случайности», непосредственно определяет развитие Украины в направлении реализации своего наивысшего назначения, которое мы связываем с национальной идеей.

Поскольку в натуралистически-научному формате дальше развивать эту тему некорректно, дальнейший текст следует считать скорее мета-научным и рефлексивным.

Национальная идея — выполнение своего наивысшего назначения. На глубинном психологическом уровне «Майдан» разделил людей на «лучших» представителей нации, душами и умами которых овладели правдивость, соборность, духовность (таких оказалось немного) и «других», которые стремились лишь к эгоцентрического удовлетворения собственных потребностей (таких оказалось значительно больше) . Всего украинский удалось выдержать «высокий» экзамен на цивилизованность и ненасилие, сохранить приоритет высоких человеческих ценностей на фоне огромного напряжения и взрыва национального самосознания. Майдан стал не только национальным, но и геополитическим явлением, направленным на мировое развитие. Майдан как механизм прямого народного правления страной — это выбор нацией пути выполнения своего предназначения, пути развития, одухотворение, выживания. Украинский — это великая нация с глобальным мировым миссией. Поэтому украинский политикум до находиться в не-определенном состоянии, пока наконец не осознает и не самовизначиться в настоящих идеях Майдана, где важнейшие народ и нация.

«Оранжевая» революция в России. Русский писатель XIX века Ф. М. Достоевский предрекал события октябрьской («красной») революции 1917 года. Тогда все закончилось буквально морем крови и миллионами невинно убиенных. 16 лет назад (еще был СССР) другой русский писатель А. И. СолЖУ-ницин в своих предложениях «Как нам обустроить Россию»  предрекал распад СССР и известные последствия, связанные с этим событием. Несколько больше года назад в своем интервью программе «Вести недели» (рус.) Солженицын откровенно говорил о возможности возникновения в современной России «оранжевой» революции, похожей к украинским, которую он считает враждебной России, а ее глубинную суть связывает с февральской революцией 1917 года, после которой возникла «красная» революция, переросшая сначала в кровопролитную гражданскую войну, а потом в многолетнюю сутки страданий народа, связанную с войнами, репрессиями, голодоморами.

Украинская революция по своей сути и завоевываемая фундаментальными ценностями почти тождественна с Американской (1776 г.) или Французской (1789 г.), она породила эпохальные общественно-политические изменения в Украине, которые можно сравнить только с событиями лета 1648 года, когда вся нация восстала под предводительством Б. Хмельницкого, или осенью 1917 года, когда украинская объединились вокруг Центрального совета.

Во всех указанных случаях прогнозы российских писателей и уроки истории оказались вне поля зрения политиков, которые до сих пор так толком и не поняли истинного смысла содеянного. Современные украинские политики упорно повторяют те же ошибки, игнорируя настоящую идею и глубинную суть уже Оранжевой революции, даже не пытаются ее понять.

Основным условием сохранения народа во время российской «оранжевой» революции, которую предрекает Солжени-цин, должно стать ненасилие, как это произошло в Украине. Сейчас украинский и русские «повзрослели» и стали независимыми. Окончательно это произошло после украинского Майдана, когда осуществилась национальная идентификация украинский как великой нации.

Мудрое — сильный народ. Прошло время, наполненное целым рядом «отставок», «предательств», «разочарований» в «оранжевой» власти, что сопоставимо с определенным нами эффектом «отречения». На основе приобретенного опыта авторской психодуховных практики каждый раз очевидным становится тот факт, что феномен Майдана — это та «печка», от которой нужно танцевать, определяя национальную идею и будущую развитие Украины, ее места в мировом сообществе. Для этого нашей стране не нужна сильная Государство, демонстрирует свою силу прежде всего перед собственным народом, делая его слабым. Украине необходима мудрая Государство, которое даст возможность проявить силу собственному народу, — это продемонстрировал Майдан.

Сейчас в Украине, как и на президентских выборах 2004, четко вырисовались две политические силы, которые противопоставляются друг другу — это институты президента и премьер-министра. В идеале их взаимоотношения должны способствовать реализации национальной идеи как выполнению высшего назначения: институт Президента, по определению, должен выполнять «справожиттеву» функцию непосредственной реализации национального назначения, а институт Премьер-министра — «деловую» функцию содействия выполнению первой. Их взаимодействие может приобретать жесткого бескомпромиссного характера, когда это касается борьбы с коррупцией, конъюнктурной манипуляцией национальным сознанием на пути к моральному и духовному очищению и возрождению.

Институт Президента благодаря мудрости политической системы по определению и назначению должен опираться на «лучшую» меньшинство нынешнего истеблишмента, хотя самого Президента избирает большинство, куда необходимо привлекать и «других». Том, чтобы активно контролировать ситуацию в стране, ему как «Гаранта» в современных условиях необходимо активизировать силу народа, чтобы тот становился каждый раз сильнее, мудрее и «лучшим». Возможно, такие люди могут вырасти среди «истинных майданщиков», хотя первая попытка это сделать пока закончилась неудачно. Наверное, потому, что все это происходило как-то наивно, примитивно, по-детски, а не профессионально и талантливо. По крайней мере стало ясно, что этим должен заниматься не жалостливый «папа», для которого лучшим контингентом являются «дети», которые в случае трудностей чаще «обижаются» и обвиняют друг друга, чем вместе их преодолевают, а мудрый Мастер, к которому еще надо дорасти . Такому «взрослению» должны способствовать не только государство и его институты, но и гражданское общество — вся нация.

Здесь уместно вспомнить слова того же Ф. М. Достоевского, который в своем «Дневнике писателя» до «лучших» причислял не столько «денежные мешки», «генералов», «просвещенных», сколько представителей народа, которые «не преклоняются перед материальными соблазнами , неустанно ищут работы на дело Божье, любят правду, и если нужно, начинают служить ей, оставляя дом, семью и жертвуя жизнью », или к автору психологической теории поступка В. Роменця, который говорил о так называемых пассионариев, людей, склонных к антиинстин-дания поведения, способных на самоотречение, аккумуляторов и носителей энергии поступка в кризисном обществе, движущей силы развития этносов.

Отсюда можно определить следующие принципы справожиттево-го существования Украины:

• ненасилие (недеяние) — создает условия для вмешательства «другого».

• поступок (задействования вчинкового механизма) — инструментальный принцип, что создает условия для постоянного функционирования «справожиттевого» механизма творения духовного продукта «для другого».

• правдивость — создает в обществе и в личности постоянное «поле правды», в котором только и могут существовать ненасилие и поступок.

Собственно о развитии. Перспективы Украины не в «сдвиге» то в сторону Западной Европы, то в Россию. Жизнь уже показало несостоятельность этого пути. Они в «расширении» Украина и на Запад, и на Восток одновременно. Понятно, что такое расширение должно происходить только в социальной и индивидуальной самосознания украинского народа. Это похоже к известному в современной психологии эффекта «расширения сознания», связанного с пограничными состояниями и большим психическим напряжением, трансценденция, выходом за пределы собственной личности, что обычно происходит в осуществлении поступка.

Теперь относительно механизмов развития как «расширение». Сначала отрабатывается «содеянное», которое оформилось в виде общенациональных комплексов неполноценности и жлобизму (увы, другого адекватно-смыслового термина пока нет). Эти комплексы возникли как защитный «панцирь характера», который позволил украинским выжить как нации и стал смыслом их национальной идентичности. (Понятие «панцирь характера» в психологии связано с психотерапией характера, предложенной В. Райхом). Сейчас, когда факт сохранения национальной идентичности подтвердился, от этих комплексов нужно освободиться, высвободить индивидуальную и национальную душу.

Выводы

1. Социологический, психокультурний, психополитичний и социально-психологический анализы явлений «оранжевой» революции и Майдана, которые проводились на внешнем социальном и внутреннем психологическом уровнях, показали существование скрытого глубинного психокультурного пласта, определенного нами как «содеянное», обусловленное «массивом страданий», после осмысления и осознания которого можно надеяться на понимание сути исследуемых явлений как носителей национальной идеи, которая заключается в выполнении нацией своего наивысшего назначения, конструктивно субьективизуеться в виде категории «дело жизни».

2. Современный политикум, который не учитывает эту глубинную психокультурну ситуацию, опирается лишь на внешние социально-экономические отношения, которые не являются решающими. Вследствие этого социально-политическое развитие Украины оказался в ситуации «активного недеяние», когда то, что необходимо делать (а именно: определять и реализовывать национальную идею) не делается, а то, что делается, не касается непосредственно реализации национальной идеи. Такая ситуация дает основания говорить о вероятности непредсказуемого направления будущего развития страны по принципу «закономерной случайности» в «справожиттевому коридоре».

3. В такой ситуации особая роль принадлежит институту Президента, развитие / перестройка которого должна воспроизводить общественную модель реализации национальной идеи. Основная задача современного украинского общества и особенно института Президента заключается не столько в экономическом развитии (это в основном задача института Премьер-министра), сколько в том, чтобы в рамках «справа жизненного коридора» выбирать наиболее оптимальный путь одухотворения и выживания страны и нации — выполнение своего наивысшего назначения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector