Тезисы лекции по теме «Литературное произведение: текст и внутренний мир литературного произведения» (тема осваивается студентами самостоятельно).

В современном литературоведении закрепилось представление о литературном произведении как «едином, но сложном событии», включающем в себя «и его внешнюю материальную данность, и текст, и изображённый в нём мир, и автора-творца, и слушателя-читателя» (М. М. Бахтин). В высказывании М. М. Бахтина обращается внимание на многоаспектность литературного произведения. Следовательно, для того, чтобы понять, что такое литературное произведение, необходимо выделить и описать каждый из этих аспектов.

Что такое внешняя материальная данность? Любое искусство всегда пользуется определённым материалом. Понятно, что материалом для словесно-художественного творчества выступает слово.

Для поэтики имеет фундаментальное значение разграничение текста литературного произведения и изображённого мира. Исходя из определения М. М. Бахтина, продуктивным будет рассматривать это соотношение в связи с такими категориями, как автор и читатель.

Изображённый в литературном произведении мир, или мир героя, называется в литературоведении по-разному: «поэтическая реальность», «внутренний мир», «художественный мир». Попытаемся разобраться в этих номинациях.

В наименовании «поэтическая реальность» прежде всего подчёркивается отличие «поэтической» реальности от окружающей нас, так сказать, «прозаической», реальности.

Н. Д. Тамарченко полагает, что предпочтительней выглядит наименование «внутренний мир», предлагаемое Д. С. Лихачёвым в статье, которая так и называется «Внутренний мир литературного произведения».

Почему это наименование наиболее продуктивно?

Дело в том, что восприятие изображённого в произведении мира связано с внутренней точкой зрения читателя. Читателю необходимо войти в этот мир, чтобы его увидеть. По словам Н. Д. Тамарченко,  «требуется в пределе совмещение точки зрения читателя с точкой зрения одного из персонажей (курсив Н. Д. Тамарченко. – А. П.), то есть, чтобы читатель так же, как персонажи, считал реальным миром всё, что окружает героя».  Вот почему мы говорим о внутренней точке зрения читателя. Так, в романе Д. Дефо «Робинзон Крузо» герой обустраивает свою жизнь на острове, вовсе не подозревая, что он является героем литературного произведения. То же самое происходит и с читателем, который входит в изображённый мир, сопереживает герою, воспринимая его как живого человека.

Внутренний мир литературного произведения обладает своими специфическими законами, часто не совпадающими с законами объективной реальности.

Так, в романе Л. Толстого «Анна Каренина» в эпизоде скачек лошадь ломает хребет. Этот эпизод вызвал массу нареканий у биологов (с точки зрения жизненной достоверности, в такой ситуации, которая изображена в романе, сломать хребет у скаковой лошади невозможно). «Однако ощущение абсолютной достоверности  изображённого сохраняется…, несмотря на всю полноту знаний о строении лошади», потому что эпизод падения лошади «в сознании читателя соотносится не с контекстом объективной реальности, а с контекстом реальности поэтической» (внутренняя точка зрения читателя). В поэтической реальности этот эпизод является необходимым, поскольку соотнесён с другими эпизодами романа (эпизод гибели лошади соотнесён с гибелью сторожа на вокзале в начале романа и гибелью самой Анны Каренины).

В стихотворении Ф. Тютчева «Весенняя гроза» во время грозы небо «голубое» (а не серое, как в объективной действительности). Такое расхождение с физическими законами отнюдь не случайно, такой цвет неба вполне объясним в контексте художественного целого и связан с другими свойствами изображённого в данном произведении мира. Дело в том, что гроза в этом стихотворении изображается как праздник бытия – радость и веселье неба («как бы резвяся и играя, грохочет в небе голубом») и земли («и гам лесной, и шум нагорный – всё вторит весело громам»). Понятно, что в контексте данного произведения небо не может быть серым.

По определению М. Ю. Лучникова, внутренний мир литературного произведения «не хочет отождествить себя с объективной реальностью, но стремится к самотождественности, к реализации полноты и самодостаточности своего существования».

Этот мир также называется художественным, так как всё-таки это не реальный мир, а мир героя, этот мир «входит в кругозор героя (герой как-то ценностно реагирует на этот мир – вставка наша. – А. П.) и (или) представляет его окружение».

Однако «хороший читатель» воспринимает литературное произведение не только с внутренней, но и с внешней точки зрения. С одной стороны, читатель входит в мир героев, воспринимая его как определённую реальность, размышляет о нравственно-этических мотивах их поступков (поскольку, воспринимая изображённый мир, читатель относится к ним не как к героям, а как к живым людям), с другой стороны – у читателя должна быть способность, воспринимая произведение, видеть, как  «сделано» произведение, как устроен текст (под текстом же понимается упорядоченный определённым образом речевой материал), на какие части он делится, какие художественные приёмы использовал автор, особенности метрики и ритмики, если речь идёт о стихотворном произведении, звуковые, лексические и синтаксические повторы. Когда мы говорим о художественном времени и художественном пространстве, о героях, событиях их жизни, мы говорим об изображённом мире, или мире героя. Когда мы говорим об особенностях метрики и ритмики, стихотворном размере, делении на строфы, повторах, выделяемых в тексте частях, мы говорим о тексте.

Таким образом, к уровню изображённого мира относятся такие аспекты художественного целого, как художественное время и художественное пространство, событие, ситуация и коллизия, сюжет. К уровню текста –  композиция, композиционные формы речи, субъектная организация литературного произведения.

Почему мы эти понятия рассматриваем в связи с такими категориями, как автор и читатель? Дело в том, что устройство изображённого в произведении мира и устройство текста являются способами выражения авторского сознания.

Читателю важно понять, почему о мире героя, событиях его жизни рассказано именно так, а не иначе, посредством таких художественных приёмов, а не каких-то других.

Наконец возникает вопрос, почему литературное произведение есть «сложное событие» (см. определение М. М. Бахтина, с которого мы и начали). Дело в том, что литературное произведение «представляет собой не только изображенный мир, но и высказывание автора об этом мире» (Н. Д. Тамарченко). Всякое высказывание, в свою очередь, предполагает не только автора, но и адресата, любое высказывание кому-то адресовано. Поэтому, можно сказать, что литературное произведение – это прежде всего событие общения автора и читателя, или коммуникативное событие. Читатель реагирует не только на героя, но и на авторскую реакцию на героя.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector