Наука и научное обслуживание как отрасль экономики страны.

Роль и значение интеллектуальной собственности в условиях рыночных отношений. Наукоемкая экономика как главный фактор повышения конкурентоспособности национальной экономики. Проблемы интеграции науки и производства.

Организационно-экономический механизм деятельности научных учреждений. Государственные научные центры. Современные формы интеграции науки, образования и производства: технополюсы, технопарки, инновационно-технологические центры, инновационно-промышленные центры.

Основные источники финансирования деятельности научных организаций: централизованные и децентрализованные.

Государственная научно-техническая политика.

Качественно новые социально-экономические и политические условия, сформировавшиеся в России в результате системных преобразований 90-х годов, привели к глубокому кризису науки, сложившаяся модель которой не соответствовала требованиям складывающихся рыночных отношений.

Положение в научной сфере

Динамика финансирования российской науки с начала 1990-х годов характеризуется резким спадом. Внутренние затраты на исследования и разработки в России составили в 2003 г. 169,9 млрд. рублей (44% в постоянных ценах от уровня 1990 г.). Доля в ВВП затрат на исследования и разработки в 2003 г. равнялась 1,28% (в 1990 г. — 2,03%). Если в 1990 г. по величине данного показателя Россия находилась па уровне, сопоставимом с ведущими странами ОЭСР, то в настоящее время она ближе к группе стран с низким научным потенциалом (Испания, Польша, Венгрия, Новая Зеландия). В настоящее время величина затрат в расчете на одного занятого исследованиями и разработками (с учетом профессорско-преподавательского состава вузов) в России в 8 раз меньше, чем в Южной Корее ив 12 раз меньше, чем в Германии.

Основной причиной утечки кадров и сокращения материально-технических средств в науке является недостаток финансирования этой сферы.

Основным источником финансирования науки в текущий период являются средства бюджета. В 2003 г. доля бюджетного финансирования в целом по науке составляла 58,4%, что несколько выше в сравнении с показателем 1998 г. (52,2%), по государственному сектору науки, соответственно, — 76,4% и 74,3%, по сектору высшего образования — 61,1% и 64,5%.

Структура и состав кадров науки за период экономических реформ также претерпели значительные изменения. Численность персонала, занятого исследованиями и разработками, снизилась на 55,8 % (с 1943,4 тыс. человек в 1990 г. до 858,5 тыс. человек в 2003 г.). Итогом переходного периода экономики страны стала заметная деформация структуры занятости в науке. Наибольшему сокращению подверглись непосредственные участники научного процесса -исследователи (на 58,7% за 1990-2003 гг.) и техники (на 69,5%), численность вспомогательного персонала сократилась на 55,3%, хозяйственного — на 27,4%.

Начиная с 1998 г. численность персонала, занятого исследованиями и разработками, стабилизировалась как в целом по науке, так и по ее секторам, включая государственный сектор и сектор высшего образования. Данная тенденция характерна и для структуры по категориям персонала. Осталась почти неизменной численность исследователей государственного сектора, незначительно увеличился этот показатель в секторе высшего образования.

Наблюдается резкое падение престижа профессии ученого. В России, по данным опроса ВЦИОМ в 1999 г., профессия ученого является престижной в оценках только 1% жителей страны. Фактически не снижается интенсивность «утечки мозгов» из России. По экспертным оценкам, с 1989 по 2002 гг. за рубеж уехали более 20 тыс. ученых и около 30 тыс. работают за границей по временным контрактам. Хотя это составляет около 5-6% кадровой численности научного потенциала страны, уехавшие являются, как правило, наиболее конкурентоспособныш1 учеными, находящимися в самом продуктивном возрастном интервале. Главной причиной для подавляющего большинства (90 %) уехавших жить и работать за границу1 является низкая оплата труда ученых на родине. В начале 2004 г. средняя начисленная заработная штата в сфере науки и научного обслуживания составляла 7082 руб. (около $250), что примерно в 4 раза ниже, чем пороговая величина, которая смогла бы, по оценкам, остановить процесс миграции научных кадров из России.

Ощутимое сокращение касается параметров материально-технической базы науки. С 1995 г. объем основных средств исследований и разработок в постоянных ценах сократился вдвое, а по отношению к 1990 г. — почти в четыре раза. В общей стоимости основных средств снижается доля машин и оборудования. Так, за 1990-е гг. она уменьшилась примерно с 60% до 30%. Доля оборудования старше 11 лет еще к 2002 г. достигла почти 27%.

Система формирования приоритетов бюджетного финансирования неэффективна. Существует недооценка фундаментальной науки как базового компонента развития национальной инновационной системы. В то же время за счет средств федерального бюджета финансируется большое количество прикладных разработок, не имеющих перспективы спроса на внутреннем и глобальном рынках. Отсутствие механизмов реализации определенных государством приоритетов научно-технологического развития, а также объективных критериев оценки результатов деятельности научных организаций не позволило сконцентрировать ресурсы на поддержке ведущих институтов, университетов, научно-педагогических школ и обеспечении опережающего развития их материально-технической базы и кадрового потенциала.

Мировой опыт показывает, что осуществление диверсификации и преодоление технологического отставания возможно только при наличии в стране развитой среды «генерации знаний», основанной на мощном секторе фундаментальных исследований, в сочетании с эффективной системой образования, и национальной инновационной системы, включающей в себя совокупность хозяйствующих субъектов, институциональной базы инновационной деятельности, инфраструктуры, ресурсов. Важнейшими конкурентными преимуществами России при этом являются ее интеллектуальный и научно-технический потенциалы.

Сегодня для инновационной сферы характерными являются:

  • низкая инновационная активность отраслей экономики;
  • отсутствие     необходимых     элементов     инновационной     инфраструктуры,     как     следствие
  • неэффективность механизмов трансфера знаний и новых технологий на внутренний и глобальный рынки;
  • низкая капитализация интеллектуального потенциала, как следствие — недостаточная инвестиционная привлекательность научных организаций;
  • недостаточное развитие экономических механизмов введения результатов интеллектуальной деятельности в хозяйственный оборот.
Ссылка на основную публикацию
Adblock detector