Пути к прибыльной науки и образованию

Самое важное в обучении и воспитании молодежи в эпоху, когда выживание и благополучие людей определяются эффективностью их совместной интеллектуальной работы и духовностью их общего поведения в обществе, — запрограммировать в будущем  волю, стремление, желание и умение постоянно менять окружающий мир, непрерывно усиливая в нем все рациональное, разумное, научно обоснованное, целесообразное и гуманное в пределах морали, духовности, закона и человеческих возможностей. Все другое в образовательном процессе второстепенное. Это касается такого элемента образования, как программирование здорового и разумного образа жизни личности, обеспечивает существование в человеке физических и духовных возможностей для выполнения основной задачи — конструктивно изменять окружающую среду. И все это вместе — основа для счастья, в частности в личной жизни, в материальном благополучии. Однако последнее возможно только в том случае, если человек, приобретая образование, научно конструктивно и рационально искоренять над собой и вокруг себя насилие и рабство, прежде всего со стороны несовершенной власти, которые парализуют человеческие возможности и стремление к совершенному. Они вызывают деградацию и гибель людей.

Поголовная советская грамотность, как показывают наши последние катастрофически скромные достижения в экономике, политике и других сферах, не давала конструктивных и прибыльных знаний. Мы все оказались у разбитого корыта устаревших технологий, машин, организационных структур и политических устоев 30-50-летней давности, которые не пускают нас в цивилизованный мир честной конкуренции и соревнования. И явление это глубинное, оно определяет принципиальную неспособность нации жить в современном цивилизованном мире.

Причина — отрыв обучения от процессов в науке, на производстве и в жизни. В лучшем случае вуз давал и далее дает устаревшие профессиональные знания, которые не могут быть востребованы, чтобы принести их владельцу и государству прибыль. Мало того, вузы — это чаще очага серости и беспомощности, взяточничества и чиновничьего бардака, скопированного с брежневских времен.

В свою очередь наука, существует отдельно от вуза, не опиралась на агрессивную талантливую молодежь, и это очень часто влекло ее (науки) склеротические вырождение, связанное с снобизмом и карьеризм. Основное, чем заботится наука — это разделение привилегий, ученых степеней и званий, всевозможных премий, доступ к которым приобрел откровенно коммерческого значения.

Сегодня образование и наука существуют в объективно неэффективном для каждого и предельно убыточном для государства режиме. И дело не только в текущих убытках. Реформирование науки и образования крайне необходимо прежде всего потому, что без резкого поднятия интеллекта нации у нас не будет прибыльной экономики не только сегодня, но и через десятилетия.

Дело в том, что сегодня 90% ежегодного прироста мировых богатств обеспечивают наукоемкие технологии, которые являются интеллектуальной продукцией, а не природными ресурсами. А в развитых странах, в Японии, ФРГ, Франции и др., этот показатель приближается к 100%. Так случилось, что эти страны либо не имеют своих природных ресурсов (Япония), либо их недостаточно, и они свою экономику десятилетия назад были вынуждены сориентировать на производство интеллектуальной продукции — на создание новейших технологий. Да и наши вполне богатые природные ресурсы не могут быть использованы прибыльно без новейших технологий.

Опыт развитые страны убедительно свидетельствует, что доходность наукоемких технологий и машин потенциально может превышать доходность новых месторождений нефти, газа, руды, золота. Именно этим путем восстанавливать свою экономику и Украины, ведь цивилизованная торговля дает до 4-6% дохода от оборота, прибыльное производство — 10-30%, и лишь вложение денег в создание новейших технологий умножает деньги в десятки и сотни раз.

Суть реформирования образования и науки в объединении их в единый процесс на основе самоокупаемости и прибыльности. Во всем развитом мире студентов учат только там, где творят науку — в процессе научного поиска по разработке новейших технологий, в котором они полноправные участники. В этом случае, получив диплом, студент является носителем прибыльных знаний и его востребуют для реализации этой прибыли. Нам срочно нужно сделать то же самое.

Израиль, без природных ресурсов, по размеру является небольшой областью Украины, продает в год лицензий на новые технологии на сумму 4-5 миллиардов долларов США. Для этого с минимальной стартовой поддержке государства созданы центры новейших технологий в каждом районе, которые аккумулируют практически всю молодежь, давая ей возможность создавать интеллектуальную продукцию на доходной основе и безграничные возможности для самовыражения, совершенствования и роста.

Значительно раньше то же самое сделала Япония в несколько иной организационной форме — в виде сате-летних исследовательских фирм вокруг фирм — производителей промышленной продукции, обеспечив таким образом непрерывное обновление, а, следовательно, конкурентоспособность и прибыльность. (Мы же создаем фирмы-сателлиты, что обворовывают предприятия, и это тоже глубинное явление, связанное с общим уровнем приспособленности нации жить в современном цивилизованном мире.)

В США эта же форма привлечения молодежи в производство интеллектуальной продукции вылилась в фантастически прибыльные венчурные (рисковые) молодежные фирмы, направленные на создание принципиально новых (пионерских) технологий, на основе прорывов в новые области знаний, обеспечивающих создание полностью новых технологий (биотехнология , электроника, связь, медицина). Самое интересное, что венчурные фирмы создают мощные научные центры, университеты, промышленные корпорации и финансовые центры как формы сверхприбыльного вложения денег.

Если этот чужой опыт спроецировать на наши сегодняшние возможности и неотложные нужды, то, несмотря на аварийность экономических проблем, спасение молодежи от массовой деградации на базарах и в бандах — важнее, чем сама экономика. (Автор исходит из своего педагогического опыта в вузах, в науке и обязанности перед своими взрослыми детьми.)

Нужно в срочном порядке разработать и утвердить на уровне правительства положения о центрах наукоемких технологий и начинать их создавать в районах под эгидой местных администраций, при крупных предприятиях, научных центрах и вузах. Причем учредители обязаны обеспечить стартовые условия для таких центров. По методически-правовой базы, то вся деятельность центров научно-емких технологий не должно быть в ведении Госпатента Украины, в частности и торговля лицензиями.

Фондоемкое и материалоемкость таких исследовательских структур будет минимальным: компьютерная техника, плюс минимальная лабораторная база для мелкомасштабного и полномасштабного моделирования, плюс измерительная техника, плюс компьютерный выход в информационный мир.

В таких исследовательских центрах численность сотрудников будет максимум — десятки людей, и решать они неотложные проблемы экологии своих городов, коммунальные проблемы и проблемы обеспечения конкурентоспособности продукции прилегающих производств на мировых рынках, проблемы урожайности и новейших технологий переработки сельхозпродукции и т.д. Но обязательно на уровне новейших технологий, защищенных патентами, в противном случае они не будут прибыльными. А иждивенческий статус научных центров никто не будет финансировать.

В таких центрах на первом этапе могла бы активно работать и стажироваться студенческая молодежь под руководством неформальных научных и инженерных лидеров из научных центров, производства, вузов. После окончания вуза эта молодежь могла бы влиться в коллективы центров. Здесь, а не на базаре, они бы зарабатывали себе деньги. Особенностью таких центров наукоемких технологий является малочисленность кадров и быстрое их восстановление: коллективы комплектуются под конкретные проблемы, решив конкретные проблемы, перегруппировываются под новые проблемы в этом или другом центре. Центры будут самоликвидироваться и организовываться снова, пока не начнут эффективно работать.

Начало этого проекта могли бы профинансировать европейские и международные финансовые органы, осуществляющие международные программы стимулирования развития образования и науки.

Все же надо справедливо отметить, что из старой советской системы образования в  меркантильный цивилизованный мир ушло немало высокообразованных людей, которые там процветают. Ее основным преимуществом были высокоинтеллигентным педагоги, которые препятствовали перерождению системы образования в открытое взяточничество, чему способствовала система оценки знаний, особенно процедура выпускных и вступительных экзаменов, которую упорно хранят наши государственные вузы.

Сегодня же эта система образования в условиях Меркантетилизации всей жизни, наконец вышла на открытое пространство — взяточничество стало массовым, оно грозит полным развалом системы образования, как в школе, так и в вузах, девальвировав уровень знаний до критически низкого.

Выпускные экзамены в школе, вступительные в вузах, факт приема в вузы на бесплатное обучение под госзаказ наряду с приемом на платное обучение — узаконенная система пытки детей ради наживы преступной среды и сферы образования и начало морального разложения самих детей, которые понимают это и вынужденно принимают участие в этом беспорядке.

Недавно я побывал в университете города Дамаска, где работает мой бывший аспирант. Там встретил много русскоязычных преподавателей: они защитили свои докторские (кандидатские) диссертации в бывшем Советском Союзе. Многие и высшее образование получил в Советском Союзе. Оказалось, что на родине они заканчивали учебу за четыре года, а закончить университет в Дамаске иногда и десяти лет мало. В университете нам рассказывали о многочисленных случаях, когда дети высокопоставленных людей, в частности младший сын президента страны, на протяжении многих лет сидят на одном курсе университета, и никоим ни силовым, ни финансовым влиянием исправить положение нельзя потому, что система оценки знаний обезличенная. Система настолько эффективна, что государство приняло решение отказаться от советской системы образования, не посылать на учебу в наши страны молодежи, а осваивать именно новую Французский систему образования. В целом ее суть такова.

От первого класса обучение ребенка и до окончания вуза осуществляется только письменный контроль знаний. Написанные контрольные работы кодируются шифром и рассылаются в другие учебные центры, где специально отобранные специалисты высокой квалификации ставят оценки на выполненных контрольных работах. Их возвращают, расшифровывают и сообщают оценку ученику. В течение обучения в школе все оценки, полученные учащимися, суммируют и получают рейтинг ученика. И так после каждого года. Наконец суммируют окончательный рейтинг на момент окончания школы. Максимальный рейтинг после окончания школы может достигать 1500 баллов, минимальный — до 800 баллов. В рейтинг входят только баллы за конкретно изученную дисциплину. Кроме контроля никто не делает, в частности нет выпускных экзаменов в школе. Зачисление в вузы также происходит без вступительных экзаменов. Роль государства в этом случае сводится к публикации Министерством образования списков вузов с указанием размера рейтингов выпускников школ, что дает основания отнести им свои выпускные аттестаты в тот вуз, который они заслужили своим рейтингом. Например, с максимальным рейтингом детей ждут в медицинских учреждениях образования и тех, которые связаны с обороной государства, с новыми высокодоходными технологиями. В другие ВУЗы ждут выпускников с низким рейтингам. Так государство регулирует защиту своих интересов.

Разговор о прибыльности науки будет неполной, если не оценить тех глобальных политических и экономических преимуществ, которые обеспечивает обучение и последующее меркантильное использование талантливых детей.

Исследованиями установлено, что количество талантливых детей в процентном соотношении у всех народов одинакова, от цивилизованных стран и наций к отсталых. И в этом некая высшая (Божа!) праведность природы относительно своих созданий. Элитарные вузы Америки и ряда стран Европы давно собирают по всему миру эти бесценные жемчужины, учат детей бесплатно и оставляют в своих странах, обеспечивая таким образом силу и богатство своих стран, их незыблемые лидерские позиции в мировом соревновательном процессе развития, так как сила и богатство мира сегодня обеспечивается прежде интеллектом, талантом. Для выявления талантливых детей разработана система тестов, приспособленную к разного исходного уровня образования, систему последующей адаптации по-разному подготовленных детей в учебный процесс и систему постепенного превращения талантливых детей в собственность государств, которые дали им образование.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector