Параграфический анализ художественного текста

В области психолингвистических исследований различных типов текста весьма актуальным оказывается вопрос изучения эмоционального воздействия художественного текста и передачи его эмоционального содержания при чтении. «При восприятии текстов реципиент, как известно, образовывает собственную проекцию текста в своем сознании, которая может отличаться от авторского представления о смысле текста».

В связи с этим представляется интересным проведение интегрированных лингвистических экспериментов различного рода – например, психолингвистического, направленного на изучение внутренней организации текста, и экспериментально-фонетического, выявляющего специфику его просодики при озвучивании. Сведения о соотношении параграфики текста и его просодики оказываются важными для преподавателей РКИ и специалистов по межкультурной коммуникации. Количественные данные необходимы специалистам, занимающимся проблемами автоматического распознавания и синтеза речи. Так, одной из важнейших проблем синтеза речи с помощью синтезатора «Текст-Речь» оказывается проблема определения интонационно-просодических показателей предложений, для решения которой необходимы данные о взаимосвязи пунктуационного и интонационного оформления текста, так как пунктуационные знаки являются важнейшими текстовыми признаками эмоциональности фразы. Интересно, что вопросами соотношения параграфики и просодики текста так или иначе занимались ученые Казанской лингвистической школы – И.А. Бодуэн де Куртенэ и В.А. Богородицкий.

В статье «Знаки препинания» И.А. Бодуэн де Куртенэ дает краткую характеристику знакам препинания и таким, в сущности, параграфическим явлениям текстовой организации, как разбиение на параграфы, абзацы, употребление сносок и т.д. Понятие о графической реализации параграфических возможностей текста ученый связывает со стороной произносительно-слуховых представлений: «Способы сочетания графем и применение разных вспомогательных знаков (знаки препинания, отличение больших и малых букв, абзацы) позволяют отражать на письме делимость, свойственную языку произносительно-слуховому». Давая определение пунктуационным знакам, ученый указывает фактически на два современных подхода к назначению знаков препинания на письме: синтаксический и интонационный. Бодуэн говорит, что существует две категории знаков препинания: 1 – относится к «морфологии писанной речи, т.е к ее расчленению на все более мелкие части».

В эту категорию он относит точку, запятую, точку с запятой, двоеточие, отделительные черты, пробелы, скобки, выноски, а также разделение на параграфы, абзацы; 2 – относится к семасиологической стороне речи, «указывая на настроение говорящего или пишущего и на его отношение к содержанию письменно обнаруживаемого».

В эту категорию входят кавычки, вопросительный и восклицательный знаки, многоточие, апостроф. Говоря о вопросительном и восклицательном знаках, Бодуэн отмечает, что они связаны с тоном речи более других, т.е. имеют особое акустическое выражение. Впоследствии он дает характеристику мелодической реализации вопросительного и восклицательного знаков, говоря о повышении тона, но понятно, что описание носит весьма общий характер с современной точки зрения. В.А. Богородицкий неоднократно задумывался над проблемами исследования художественных текстов – кодированием и декодированием информации, заключенной в художественную форму, интерпретацией текста читателем, конструированием системы понимания смысла и т.д. Все это отвечает чаяниям современных психолингвистических исследований текстов. Художественная форма складывается из множества частей и предполагает гармонию содержания, акустического образа и синтаксического оформления. Богородицкий, говоря о необходимости всестороннего и глубокого изучения художественной формы произведения, эксплицирует и вопросы фонетического изучения звучащего художественного текста: «Форма является необходимым спутником художественного произведения; красота и соответственность формы содержанию содействуют впечатлению от произведения; Форма поэзии и всякого искусства должна быть предметом такого же серьезного изучения, как и содержание».

В довершение к этому ученый отмечал, что язык сам по себе уже содержит в себе основы звукового эстетизма: «язык…содержит в себе кроме звуков речи также элементы ритма, музыкальности, созвучий, которые, придавая слову красоту, позволяют ему принимать художественное развитие».

В процессе нашего современного исследования, учитывая положение о том, что художественный текст допускает неоднозначную интерпретативность, мы пытались определить особенности индивидуального понимания текста, определяемые различной постановкой пунктуационных знаков. Участникам лингвистического эксперимента было предложено 2 текста ритмизованной прозы А. Белого и стихотворение С. Есенина без пунктуационного и строфического оформления, задача эксперимента состояла в восстановлении ритмико-пунктуационной структуры текста, выделении ключевых слов в тексте Белого, наиболее значимых в смысловом и экспрессивном плане, и последующем озвучивании текстов. Звучащая речь была исследована с помощью программы Speech Analyzer. В ходе анализа было установлено, что интерпретация текста неоднозначна, каждый реципиент выделяет разные логико-эмоциональные участки текста, на что указывает пунктуационное оформление. Так, в отличие от авторского варианта, отмечены актуализация экспрессивности в некоторых фразах – постановка восклицательного знака на месте авторского многоточия; усиление причинно-следственной семантики – постановка двоеточия и тире на месте авторской точки. Нас также интересовала степень тембральной выраженности ключевых слов текста, структурная организация формант на каждом этапе звучания гласного, корреляция в распределении формант по спектру. Выяснилось, что в речи каждого чтеца наблюдается определенная закономерность расположения F1, F2, F3, F4.

В основном она проявляется в соответствующем повышении или понижении значений формант в пределах звучания гласного. Причем, наибольшее соответствие отмечено между третьей и четвертой формантой. Как известно, третья и четвертая форманты в большей степени отвечают за индивидуальные, эмоциональные особенности артикуляции, следовательно, могут служить показателем особенностей тембральной организации голоса. В некоторых случаях представлены нули звука. Иногда происходит разрыв формантной структуры на протяжении звучания слова. Мы связали это со степенью редукции и коартикуляции звуков, но предположили, что это может являться признаком особого эмоционального выделения.

Понятно, что участники эксперимента выделяют ключевые слова как наиболее важные для них с точки зрения смысла, эмоциональности текста. В ходе исследования мы предприняли попытку определить грамматическую принадлежность ключевых слов к определенным частям речи. Оказалось, что в некоторых случаях можно отметить тенденцию к выделению определенных частей речи – существительных, глаголов, прилагательных. Таким образом, для одного реципиента оказывается важной субстанциональность, для другого – действие, его аспектуальные, временные характеристики, для третьего – наличие оценочности и дополнительной коннотации. Отмечено совпадение пунктуационного членения текста и его просодического оформления. Таким образом, подтверждается тесная связь пунктуационного, синтаксического и просодического членения при незначительных отклонениях. В качестве основных признаков фонетического выделения были отмечены следующие акустические характеристики:

  1. Выделение ударных гласных при помощи увеличения значений частоты основного тона.
  2. Увеличение голосового усилия при реализации ударного слога подчеркиваемого слова, то есть возрастание интенсивности.
  3. Общее понижение интенсивности и высоты тона ударного гласного как результат акцентирования.
  4. Общее понижение мелодического рисунка синтагмы вследствие определенного эмоционального и логического выделения.
  5. Единое силовое произнесение двух и более синтагм как средство выражения особого отношения говорящего и как фактор экстралингвистический.
  6. Тональное выделение предударного и заударного гласных, связанное с логическим и эмфатическим ударением.
  7. Особый эффект придыхания голоса как своеобразный психолингвистический и паралингвистический феномен.
  8. Появление небольших акустических делимитационных пауз в речевом континууме.

Таким образом, можно отметить продуктивность проведения текстологического анализа в двух аспектах: психолингвистическом и акустическом. Подобного рода эксперименты позволяют, с одной стороны, глубже рассмотреть особенности интерпретации текста реципиентами на психолингвистическом уровне, с другой, — выявить фонетические аспекты этих особенностей.

Источник:  журнал «Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук»

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector