Народ и власть: поиски баланса интересов

На протяжении всей истории человечества его умом не раз овладевали так называемые псевдо-проблемы, которые следует отличать от настоящих проблем. Псевдо-проблемы делятся на три вида: «еще» не проблемы, «уже» не проблемы, «никогда» не проблемы. Примеры их таковы. В Средневековье среди духовенства протяжении десятков лет обсуждалась проблема — сколько ангелов может уместиться на кончике иглы. Одни церковники считали, что не больше четырех, другие настаивали на цифре семь. В обсуждение этой псев-проблеме были вовлечены представители не только Церкви, но и власти, все население страны и даже послы других государств.

В Древней Греции долго велись споры между знаменитым врачом с острова Коса — Гиппократом и не меaнее известным афинским философом и медиком Еллину Один считал, что для лечения раненого надо сделать ему кровопускание из вены, прилегающей к ране, а другой настаивал, что лучше выпустить кровь из вены, которая лежит напротив. К этой полемики также были втянуты все сословия: духовенство, знать, войско, рядовые граждане, крестьяне, ремесленники. Государство разделилась на два лагеря: одни поддерживали Гиппократа, другие — Гелле-на. Однако позже наукой было доказано, что кровопускание для раненого как в одном, так и во втором варианте является вредным и может привести к смерти.

Нечто подобное наблюдается сейчас и в нашей стране. Пример — недавно прошлое обсуждения законопроекта о Кабмине. На вопрос: кого и как должен представлять или назначать Президент, а кого — Кабинет Министров или парламент, пыталась дать ответ вся Украина — представители различных ветвей власти, Конституционный суд, известные политики, политологи вместе с прессой, телевидением, радиовещанием. Проводились обсуждения почти во всех трудовых коллективах, опросы на улицах и т.д. Лично мне это обсуждение напоминает сказку Андерсена, когда придворные короля, лакеи наперебой расхваливали его новый наряд, которого в действительности не было на нем, лишь потому, что портные — мошенники заявили, что тот, кто не видит платье, не достоин должности.

На самом деле, проблема, которая волнует некоторых высоких чинов — кто кого и как назначает — относительно рядовых граждан является по сути псевдопроблемой. Людей волнуют их доходы (зарплата, пенсии) и расходы (налоги, расходы на бензин, продукты питания, жилищно-коммунальные услуги и т.п.). Вот чем бы заняться власти. Легко (готов предложить соответствующие законопроекты) решить проблемы спекулятивного бума на недвижимость и землю и многие другие. И это надо делать. Делать вещи полезны для людей. В то же время, связи между налогами, ценами и тем, кто представляет премьеру — Президент или парламентская коалиция — нет. Более того, КОГО и КАК умеют назначать нынешние власти и оппозиция — тоже не секрет. Состав властных структур и депутатской оппозиции — налицо.

Другое дело, что для власти вопросы, связанные с назначением — проблемы настоящие. Ведь от этого зависит доступ к распределению ресурсов, выполнение обязательств перед теми, кто ее (сегодняшнюю власть) привел, как говорят журналисты, «руля». Обязательств перед определенными отечественными олигархическими кругами, а возможно и … перед другими государствами, их спецслужбами, транснациональными корпорациями. Однако, люди взахлеб обсуждают именно то, что волнует власть. И это не отдельный эпизод. Если посмотреть внимательно на все политические баталии (правы римляне, которые называли две главные потребности народа: хлеб и зрелища), то можно увидеть, что мы невольно, незаметно для себя, втягиваемся в обсуждение псевдопроблем, и забываем о собственных проблемах. Яркий тому пример — изменения в Конституцию. Далеко не те изменения были нам нужны.

Кто будет гетманом?

Процесс вхождения в Европу следовало бы начать с приведения самой власти в соответствие с европейскими стандартами. Если бы мне пришлось отвечать на вопрос: «Что такое демократия по-украински?», То можно было бы ответить так: «Это ситуация, когда в баталиях за то, кто будет назначать и распределять — участвует вся страна». Иными словами, до того, что Кучма делал самостоятельно без лишней огласки, неокучмистов привлекают всю страну. Вот и вся разница. Во всем остальном — дежа вю.

С кучмизмом мы ассоциируем непрерывную борьбу за власть, за власть распределять и назначать, а не за то, что, кто и как должен делать для народа на той или иной должности. Например, мы считаем, что именно центральная власть и именно централизованно должна урегулировать новые правила оплаты жилищно-коммунальных услуг, а не уклоняться от ответственности за уровень социальной обеспеченности населения. Эти тарифы не должны снижать уровень жизни людей. Решение упомянутых проблем является важнейшим индикатором социальной политики государства, критерием оценки деятельности тех лиц, партий, которых народ избирал и привел к власти. За нерешение (нежелательного для населения решения) соответствующие лица должны уходить в отставку, а руководящие партии выходить из парламента или сам парламент должен быть распущен. Но нет. Вопросы оплаты за жилищно-коммунальные услуги решено высокой правительственной властью только для себя. Высокопоставленных освобожден от этой оплаты, в то время как они занимают квартиры по 500 квадратных метров. Решена раз и навсегда. За Еханурова кто ставил вопрос об отмене этих аппаратных льгот, но тот, говорят, отмахнулся — не до того было.

Люди, которые боролись за приход оранжевой команды, выходили на улицы за правду, справедливость и нравственность именно во власти. А получили как результат ее работы — с одной стороны, сокращение сроков срочной службы в армии и неудачную попытку ликвидировать ГАИ. Зато с другой — рост количества резиденций, лавинообразное увеличение вспомогательного аппарата, появление новых олигархов (вспомним, как один из претендентов на президентский пост охотно рассказывал о том, что те, кто вступал на должности в администрацию Кучмы, приезжали на ржавых «Жигулях», а Спустя несколько времени попадали в список богатейших людей мира).

Команда, пришедшая к власти, за откровениями некоторых ее членов, повела себя, как захватническая сила на покоренной земле, подралась и развалилась в борьбе за то, кто будет гетманом. А уже победители, в лучших восточных традициях, наделяют себя, членов семьи и близких и дальних родственников, свойственников, кумовьев и друзей креслами, портфелями и т.д.

К сожалению, властолюбие и любовь к себе во власти не такая уж безопасная вещь. Растрачиваются и растягиваются колоссальные средства. А поскольку в нашем материальном мире ничего не исчезает, а лишь переходит из одной формы в другую — то и получается, что власть жиреет ровно настолько, насколько беднее народ. Можно доказать, что процесс роста расходов на содержание власти — и важнейшая угроза национальной безопасности страны, и одновременно важнейший резерв повышения благосостояния народа. Утверждаю, что если привести полезность и затраты на удержание власти для народа в соответствие с европейскими нормами, зарплаты или пенсии вырастут в несколько раз, а не на пятерку или десятку, что их как подачку бросают нам чиновники. В чем европейские нормы по? Прежде всего — в ее конкурентности власти, в том, что высокие правительственные чины, депутаты получают не элитное жилье, а комнаты вроде общежитий-житських, на работу добираются не на служебных машинах по сто тысяч евро, а своим ходом. Никакой неприкосновенности. В случае утечки информации о вине, хотя бы на одну тысячную приближенную к тому негативу, к которому мы уже привыкли относительно наших власть имущих, чиновник или депутат в «них» теряет должность (мандат) и идет под суд. Это и заставляет власть работать не на себя, а на страну. Речь идет о некоторых странах Скандинавии и другие, национальный доход которых более чем в десять раз превышает наш и которые не могут позволить себе столь дорогую, насколько непродуктивную относительно народа власть. Пока же такого у нас нет, то чем власти меньше, тем лучше. Меньше «просадять», меньше украдут.

Вот почему при обсуждении очередных изменений в Конституцию следовало бы обсуждать вопрос не о перераспределении власти, и формы правления (парламентско-президентской или наоборот) а, например, о политической ответственности всех властных структур за состояние дел в стране во всех сферах. При этом ответственность должна быть абсолютно адекватной полномочиям власти, а расходы на ее содержание минимально необходимыми. Это первое. Во вторых, разумным было бы поспорить по поводу необходимости тех или иных политических институтов. В частности, конституциологы, специалисты в сфере государственного управления, уже много лет ломают головы над тем, к какой ветви власти нужно зачислить институт президентства. Ведь классика знает только три ветки и к одной из них упомянутый институт не принадлежит. В богатых странах, например США или Великобритании, является или президент, или премьер-министр как глава исполнительной власти. В убогой Украины является и то первое, и другое. Не потому распри по поводу разделения власти рискуют стать хроническими? Кто может ответить, зачем Украина Совет национальной безопасности и обороны, ведомство с немаленьким бюджетным финансированием при наличии Службы безопасности и Министерства обороны. Неужели дела с безопасностью и обороной у нас гораздо хуже, чем в тех странах, где подобной структуры нет? А мощный состав самодостаточных министерств и ведомств? Они уже давно характеризуются некоторыми депутатами как предпринимательские структуры, средство для разворовывания бюджетных денег. То шесть миллиардов исчезнут в каком из них, то два миллиарда, как звучало на сессии. Интересно отметить, что Министерство юстиции в США объединяет в себе практически все государственные функции, связанные с правоприменением, заменяя собой добрый десяток министерств и ведомств, выполняющих подобную работу у нас. Неплохо было бы обсудить вопрос и о целесообразности нынешнего конституционно закрепленного количественного состава народных депутатов. Зачем нам аж 450 «народных» депутатов, из которых более 350 миллионеров и миллиардеров? Ни для кого не секрет, что народ для таких — как нежелательный довесок среди забот о решении своих собственных дел. Не стесняясь никого, избранники принимают выгодные им законодательные акты (характеризуя современное украинское законодательство как таковое, служит интересам олигархических кланов, известный украинский ученый и нардеп 3-го и 4-го созывов В. Ф. Сиренко пишет: «Выгода от отдельного закона для отдельных олигархических кланов, может измеряться миллиардами долларов. Вот почему идет упорная видимая и невидимая борьба за каждый проект закона, за каждое решение парламента »), охотно рассказывают о полученных миллиона за проходные места в партийных списках, за переход к другим кормильцев; не стесняясь, сражаются за министерские кресла, дружно отдают свои (и не только свои, но и «того парня») голоса за собственное финансовое, элитное жилое, медицинское, заоблачно высокое пенсионное, страховое обеспечение (в случае смерти семья получает два с половиной миллиона гривен), непрерывные загранкомандировки и т.п. Большинство людей даже не представляет себе, чего нам стоит нынешняя власть, в частности, скажем, и Конституционный суд, созданный не для защиты конституционных прав граждан, а для решения тех же проблем власти в области распределения и назначений. Зловеще пророчески звучат сегодня слова известного экономиста, лауреата Нобелевской премии Фридриха фон Хайека, сказанные несколько десятилетий назад: «Если те, кто принимает законы, могут принимать любые решения — то очевидно, что сами они не подвластны закону. Если выборный орган будет иметь право изменять сами законы, то он рано или поздно сделает все возможное, чтобы укрепить и расширить свою власть. Бесплатные раздачи общественных благ отдельным категориям населения, привилегии разным группам с особыми интересами становятся условием переизбрания, средством покупки поддержки большинства, то есть политической необходимостью. Сохранение власти любой ценой превращается в цель, а растрата общественных благ — в средство достижения этой цели. Такая тенденция таит в себе опасность перерождения демократического идеала ». Не было бы достаточно, при такой ситуации, вместо 450, иметь, например, 50 избранников. Тем более, что цифра 450 как говорится, взяты с потолка. Один, два, максимум три представителя от области и хватит. Итак, если приоритетом власти является вхождение в европейские структуры, НАТО, то начинать ему надо с самого себя, отказавшись от восточных размахов в властвования: во-первых, от раздувания до немыслимых размеров властного гнойного свища на народном теле, а во-вторых, от устойчивых тенденций в руководстве — разбазаривание народного добра, раздаривания постов, мандатов и т.д. Время перейти к европейским стандартам — демократичности в управлении (трудно представить себе ситуацию, при которой президент США хотя бы заикнуться о назначении своих представителей, вроде глав администраций, для руководства штатами страны), экономности и полезности власти для народа, а не только для себя . Однако в этом направлении пока полный мрак. Не только со стороны официальной власти, но даже и со стороны оппозиции. Более того, последняя, ​​инициируя принятие закона о бюджетном финансировании политических партий, закона об оппозиции, предусматривающий ее содержание за счет государства, по меркам Кабмина — зарплаты, автомобили и др., — фактически приближает коллапс для украинского народа, которому, если так будет продолжаться далее, суждено умереть, быть раздавленным под тяжестью расходов на содержание той власти, которую он себе избрал.

Настоящие проблемы некоторые законодательные акты

Поговорим о настоящих проблемах, которые надо было бы решать при обсуждении законопроектов о власти и, в частности, Закона о Кабмине. Повторяем, что те проблемы, на которых настаивало окружения Президента действительности — псевдопроблема. С точки зрения формального соответствия Закона о Кабмине действующей (измененной) Конституции Украины, здесь все в порядке. В этом может убедиться любой житель страны и даже иностранец (который знает украинский), прочитав Закон (кроме, конечно, политологов, разбирающихся в законах как «свинья в апельсинах», по мнению некоторых политиков). Не надо сто раз слушать высокооплачиваемых властью демагогов, лучше один раз прочитать Закон.

До настоящих проблем упомянутого Закона относятся, прежде всего, традиционная для такого рода документов декларативность и неопределенность.

Юридические статусы органов государства можно регламентировать как в декларативно-бюрократический способ, так и научно. Первый приводит к появлению размытых «дырчатых» документов, которые не запрещают никаких действий заинтересованных структур, не ограничивают функции, компетенцию, не устанавливают ответственность. Нет ограничений, скажем, о том, что называется разбазариванием общественного достояния. Поэтому при отсутствии соответствующей политической воли (противоположный пример — Беларусь, единственная на пост-социалистическом пространстве страна, где государственная собственность не подверглась варварскому грабежу) разбазарено не только предприятия — бюджетные доноры, а также стратегические объекты. В свое время, когда избрания Кучмы на второй срок был проблематичным и Н. Витренко угрожала ему тюрьмой, некоторые обозреватели абсолютно правильно отмечали, что на любой вопрос о правомерности тех или иных его действий Кучма сможет ответить, что все они продиктованы заботой о судьбу народа. И в условиях функционирования расплывчатых юридических регламентов это действительно так. Уйти от декларативно-бюрократической регламентации можно, используя в этом процессе методы моделирования, организационного проектирования управленческой деятельности. Следующее замечание. Нынешний премьер не ограничен в увеличении количественного состава вице-премьеров. И их количество увеличивается. О чем это свидетельствует? Прежде всего, об отсутствии соответствующих законов, что и обусловливает необходимость «ручного управления». А это приводит к увеличению в управлении роли человеческого фактора — человеческих пороков, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А еще вызывает дополнительные колоссальные бюджетные расходы. Никто не подсчитывал, но затраты на каждого из этих должностных лиц — миллионы долларов ежегодно. На самом деле, это не только немалый дополнительный штат, помещение, дорогие автомобили, квартиры ему и всем его приближенным, дачи, медицинское, санаторно-курортное обслуживание, сумасшедшее пенсионное обеспечение, освобождение от платы за жилищно-коммунальные услуги и многое другое. Не говоря уже о колоссальной власть, которой он непременно воспользуется для себя и тех, кому служит. А ответственность? Или добавится ее у премьера за назначение дополнительного зама? Об этом в Законе ничего не сказано. Дальше. Зачем нужен самостоятельный и основательный раздел «Социальное и другое обеспечение членов Кабинета Министров Украины»? Когда перейдем к европейским стандартам по содержанию власти? Почему, например, «Условия оплаты труда Премьер-министра Украины, его транспортного, медицинского, санаторно-курортного и другого обеспечения как на время исполнения Премьер-министром Украины своих полномочий, так и после их прекращения» должны определяться Кабинетом Министров Украины (ст. 57 Закона о Кабмине. Он определит, и неплохо, можно не сомневаться. Сомнительная полезность и ст. 61 «Пенсионное обеспечение бывших членов Кабинета Министров Украины». За что, за какие такие достижения? Вместо объективно определить (в соответствующих инстанциях) насколько полезной для народа была деятельность правительства, им платят столько, сколько хватило бы на покрытие расходов от увеличения цены на газ поднялась не без их участия.

Предлагаю в этом разделе записать, что социальное и другое обеспечение Премьера и членов Кабинета Министров Украины осуществляется в общем порядке наравне с остальными гражданами. Такая запись, возможно, закроет путь тайным, секретным (для народа) постановлениям и распоряжениям, которые бесконечно принимаются по этим вопросам.

Мы предложен концепцию разработки вышеупомянутого Закона, реализация которой должна обеспечить направленность его на решение тех задач, которые важны для всего общества, а не только для власть имущих. Какие же такие задачи имеются в виду? Они известны. Это:

  1. сосредоточение властной деятельности на задачах, направленных на достижение благосостояния государства, народа, а не на личное (клановое) обогащение;
  2. урегулирования вопросов самодостаточности Кабмина (сейчас этот орган «подправляет» парламент — прекращает действие тех или иных законов, «замораживает» определенные нормы — как правило, социальной направленности; выдает собственные распоряжения по вопросам, относящимся к компетенции Верховной Рады, практически неограниченно распоряжается ресурсами, финансовыми потоками и т.д.);
  3. нейтрализация коррупции;
  4. обеспечение конкурентности правительства существенное сокращение тех очень больших расходов, связанных с содержанием непроизводительных (с позиций общественных интересов) его структур;
  5. уменьшение привлекательности власти;
  6. преодоления политического протекционизма (назначение на должность при наличии соответствующих знаний и умений — а не за критерием политической принадлежности, личной преданности).


При наличии четко определенных задач, определение компетенции и ответственности Кабмина решались бы не только проблемы, связанные с его деятельностью, но и разгружались бы другие органы. Например, не было бы необходимости принимать Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины« О трубопроводном транспорте », запрещающий приватизацию и продажу газотранспортной системы Украины.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector