СТУДЕНТ: АДАПТАЦИЯ К РЫНКУ

С целью изучения адаптации молодежи к рынку социоло­гическая лаборатория ИГУ ьровела в 1990-1993 гг. мониторинг, который состоял из шести этапов исследований и проводился методом опроса по специально разработанным анкетам.

Объектом исследования явились студенты иркутских ву­зов различного профиля обучения: естественного, техническо­го, гуманитарного.

Эмпирические данные мониторинга позволили провести сравнительный анализ и выявить основные тенденции, которые складываются в студенческой жизни в новых экономических условиях. Главные из них — начало адаптации в рыночной экономике, изменения в экономическом сознании и социальном самочувствии.

Адаптация молодежи к рынку происходит сегодня на фоне экономической нестабильности и ухудшения эмоционально- психологического состояния общества. Поэтому отношение молодежи к экономической реформе постоянно претерпевает изменения. Следует отметить, что молодежь более восприимчи­ва к новому, ей не приходится как старшему поколению болезненно ломать систему ценностей. Именно поэтому в данной группе гораздо чаще встречаются лица, ориентирующи­еся на рынок.

Так, в 1992 г. большая часть студенчества поддерживала идею рыночных отношений, относилась к ней оптимистичнее других социальных групп. Но уже к декабрю 1993 г. число оптимистов снизилось в 2,5 раза. Более половины учащихся, оценивая экономическую ситуацию в стране, предлагают сегод­ня внести серьезные изменения в практику проведения реформ. Характерно, что увеличилось количество приверженцев плано­вой экономики. Среди населения в целом эта мера возросла на 18% и составляет сегодня 25%.

Результаты исследований свидетельствуют, что стремле­ние студенчества к экономическим переменам связано с их ожиданием улучшения личного благополучия в ближайшем будущем.

Какие же перспективы вщшт молодежь для реализации своих ожиданий? Прежде всего, они связаны с предоставлением государством возможности открытия собственного дела. Почти половина студентов надеется, что сумеет воспользоваться дан­ным правом.

За последний год небольшая часть юношества реализовала свое желание, организовав собственное дело (3%). Так, многие студенты Иркутской экономической академии уже окунулись в предпринимательскую деятельность и даже являются владель­цами (совладельцами) фирм или работают по контракту (см.табл.1).

Таблица 1

Какое отношение Вы имеете к предприни­мательской деятель­ности?

Студенты

вузов в целом

Факультеты:
естеств.

техни­ческий

гумани­тарный

соц.- эконом.

Являюсь владельцем (совладельцем) фирмы

3

3

13

Работаю на фирме по найму, контракту

7

6 5

29

Не имею отношения 87 89 94 98 | 61

Стремление стать владельцем предприятия, земли, недви­жимости отражает социальный стереотип, сложившийся в новых экономических условиях. В то же время притязания студентов довольно высоки и не совпадают с реальностью. Отсутствие социального опыта не позволяет молодежи верно оценить свои возможности: 23% студентов хотели бы иметь в качестве собственности предприятие, каждый третий — землю. При этом половина опрошенных студентов отмечает, что денег у них абсолютно не хватает, а 44% — приходится экономить, ограничивать себя во всем. Налицо противоречие между жела­нием участвовать в приватизации и отсутствием элементарных финансовых возможностей. Студенчество не сознает, что пока не готово к жизни в новых экономических условиях, находясь на родительском иждивении и не располагая потенциалом для приобретения собственности. Подобная позиция свидетельству­ет об экономическом романтизме молодых, который является одной из характерных черт современного поколения.

В ходе анализа было выявлено противоречие между жела­нием молодых иметь высокую зарплату и возможностью рабо­тать ради нее. Студентам предложили на выбор две формы заработка: гарантированный, не зависящий от их трудовых усилий, и, соответственно, невысокий, и зависящий от их предприимчивости, требующий риска и выхода в свободный рынок. Большинство студентов (63%) выбрали высокий, но негарантированный заработок. Особенно активны в этом вопро­се оказались студенты-экономисты: из них лишь 3% хотели бы существовать на гарантированной зарплате, а подавляющее большинство стремится «делать деньги», используя свой труд и знания.

В отличие от них, среди студентов-гуманитариев в 9 раз больше желающих пользоваться гарантированным заработком (27%) и только каждый четвертый готов к риску, который неизбежно несет в себе рыночная экономика. В то же время желания юношей и девушек не адекватны их профессиональным возможностям, сложившиеся условия не позволяют большинст­ву из них найти высокооплачиваемую работу по специальности после окончания вузов.

Процесс адаптации студенчества к новым экономическим условиям в значительной степени определяется сложившимся в их сознании образом рынка.

Для определения восприятия рынка студентам был предло­жен ассоциативный вопрос, содержащий ряд ключевых слов, позитивно или негативно характеризующих рыночные отноше­ния. По ним можно проследить, как происходит изменение оценок экономических реформ в сознании студентов. Если в 1992 г. рыночная экономика ассоциировалась для молодежи с такими словами как «бизнес» (51%) и «вседозволенность» (31%), то в 1993 г. к ним добавилось понятие «хаос» (32%), т.е. российский экономический рынок воспринимается юношами и девушками как вседозволенность для бизнеса в условиях эконо­мического и политического хаоса. Новые экономические усло­вия крайне мало, по мнению студентов, связаны с такими политическими и нравственными категориями, как возрождение (8%), свобода (10%), демократия (4%), честность (1%).

На формирование отношения к новым экономическим условиям большое влияние оказывает состояние жизненного уровня молодых респондентов. Исследование не ставило целью провести подробный анализ всех показателей жизненного уров­ня студенчества, а ограничилось лишь изучением его самооцен-

Непродуманные социальные последствия экономических реформ привели к стремительному падению жизненного уровня студенчества. После введения либерализации цен, уже в мае 1992 г. его ухудшение зафиксировали 63% молодых людей. Уменьшилось количество респондентов, имевших высокий и средний достаток, т.е. живших относительно благополучно. Если в 1990 г. половина учащихся считала себя обеспеченными, то в 1992 г. к данной группе смог отнести себя лишь каждый четвертый-пятый. Число студентов, имевших в 1990 г. высокий жизненный уровень, за три последних года уменьшилось в 9 раз, средний — почти вполовину. Одновременно выросла доля юношей и девушек с крайне низким уровнем жизни, находящих­ся за чертой бедности (сравним: в 1990 г. таковыми считали себя 10%; в 1992 г. — 23%; в 1993 г. — уже каждый третий).

Одним из показателей уровня жизни является среднедуше­вой доход одного члена семьи. Как показывает анализ, средне­душевой доход семьи, где живут студенты, отражает дифферен­циацию материального положения различных социальных групп населения и составил в декабре 1993 г. от 10000 до 300000 рублей.

С одной стороны, он во многом определяется доходом родителей и стипендией студентов, с другой, — дополнительным заработком молодых людей. По самсоценке 66% студентов, их ежемесячный среднедушевой доход не превышает 70000 рублей. В то время как порог бедности, по подсчетам московских экономистов, равен сегодня 146000 рублей. Таким образом, большая часть иркутских студентов находится далеко за офици­альным порогом бедности.

Исследование зафиксировало новую тенденцию: увеличе­ние числа студентов, пытающихся поправить свое материальное положение собственным трудом.

Обратимся к недавнему прошлому. Еще в 1990 г. абсолют­ное большинство студентов (82%) находилось на полном роди­тельском иждивении. Среди студенчества в большей степени, чем у работающей молодежи, был развит «комплекс иждивен­чества». При этом, пользуясь родительскими благами как в покупке продуктов питания, одежды, так и в помощи деньгами и дорогими вещами, они считали подобное положение нормаль­ным явлением. Данная ситуация ущемляла лишь десятую часть студентов.

Резкое обнищание родителей, которым все труднее стано­вится содержать молодых, заставило юношей и девушек изме­нить свою позицию и заняться поиском дополнительного зара­ботка. Если в 1991 году подрабатывало 18% студентов, то к началу 1993 года их количество увеличилось до 26%, т.е. фактически каждый четвертый стал зарабатывать себе на жизнь.

Заметное влияние на скорость вхождения в рынок оказы­вает степень востребованности обществом будущей специаль­ности. Возможность дополнительного заработка по выбранной профессии использует половина студентов-экономистов, каж­дый третий агроном и медик, каждый пятый инженер. В ряде случаев помощь в получении работы оказывает вуз. В отличие от будущих экономистов и медиков студенты гуманитарных факультетов госуниверситета и пединститута не проявляют особой деловой активности, предпочитая экономить на всем. Та часть из них, которая занимается трудовой деятельностью, находит работу отнюдь не по специальности и без помощи вуза.

Проблема предоставления возможностей дополнительного заработка студентам является неоднозначной. Прежде всего, работу учащихся следует рассматривать как вынужденную необходимость, т.к. государство не в состоянии обеспечить их нормальной для жизни стипендией. В то же время активные поиски средств к существованию, безусловно, отражаются на уровне знаний молодежи, отвлекают от учебы. С другой сторо­ны, совмещение учебы с работой является положительным фактором, т.к. ведет к спаду иждивенческих настроений в молодежной среде, делает ее независимой от родителей. Вклю­чаясь в трудовую деятельность в условиях рынка (особенно, если она связана с будущей специальностью), молодые люди приобретают социальный опыт, учатся быть конкурентоспособ­ными.

Мерой адаптации к рынку является также эмоционально- психологическое состояние студенчества, анализ которого поз­волил выявить типологические особенности социального само- чувствия студентов и разделить их на две группы: «оптимисты» и «пессимисты». Наибольший оптимизм проявляют учащиеся, эмоционально-психологическое состояние которых тесно связа­но с их реальным поведением в рынке. В данном случае детерминирующим фактором выступает профессиональная при­надлежность.

Заметно выделяются на общем фоне студенты экономичес­кой академии. Ярко выраженная потребность в специалистах экономического профиля позволяет им испытывать уверенность в будущем. Каждый второй надеется сделать неплохую карьеру и достичь успеха в жизни. В связи с этим степень адаптации в рынке студентов-экономистов значительно выше, чем у осталь­ных. При этом ценность образования для них настолько важна, что даже ради высокооплачиваемой должности ни один не бросит учебу, а постарается совместить ее с работой.

Для другой группы студентов, ориентированных на тради­ционные формы образования и будущей жизнедеятельности, характерны пессимистические ожидания, дезадаптация и стрем­ление избежать перемен. Эти тенденции более присущи пред­ставителям гуманитарного профиля. У них самая высокая степень фрустрации и крайне низкая самооценка собственной активности. Только десятая часть опрошенных признала себя активными людьми. Им более всего присущи прежние уравни­тельные тенденции. Такие качества как предприимчивость, инициативность слабо развиты у данной группы молодежи. Они не готовы к превратностям экономических перемен и прежде всего страдают в условиях рынка. В связи с этим рыночные отношения вызывают у них преимущественно отрицательные эмоции. Еще не начав трудовую жизнь, большая часть чувствует себя «отверженными» обществом.

Можно сделать вывод, что процесс адаптации молодежи к условиям рынка неоднозначен и внутренне противоречив. С одной стороны студенчество значительно легче, чем старшее поколение входит в рыночные отношения, с другой — существу­ет целый ряд противоречий, тормозящих его. Тем не менее за три последних года в студенческой среде происходят радикальные изменения. Инфантилизм и социальное иждивенчество сменя­ются включением части молодых людей в новые экономические формы хозяйствования, несмотря на отсутствие определенного социального статуса и прочной материальной базы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector