Преюдициально установленные обстоятельства в гражданском процессе РФ

Новый, ныне действующий, ГПК РФ, вступивший в силу 1 февраля 2003 г., достаточно подробно урегулировал вопросы об обстоятельствах, не подлежащих доказыванию. Однако в новом ГПК РФ имеются и недостатки. Рассмотрим здесь некоторые но­веллы нового ГПК РФ, связанные с преюдициально установлен­ными обстоятельствами.

Регулируя вопросы об обстоятельствах, не подлежащих до­казыванию, гражданское процессуальное законодательство тра­диционно использовало термины «факты» и «обстоятельства» как взаимозаменяемые. В ст. 55 ГПК РСФСР «Основания освобожде­ния от доказывания» данные термины употреблялись наряду друг с другом, как синонимы. Однако между указанными терминами существуют различия. «Факт» — это нечто единичное, взятое изо­лированно от других фактов. «Обстоятельство» же акцентирует внимание на отдельных сторонах факта (место, время), а также на взаимосвязи факта с другими явлениями действительности. В связи с этим следует приветствовать использование законодате­лем в ст. 61 нового ГПК РФ, посвященной основаниям освобож­дения от доказывания, термина «обстоятельство» как более точ­ного по сравнению с термином «факт».

По вопросам о том, какие факты не подлежат доказыванию, в процессуальной литературе высказывались различные мнения. На сегодняшний день господствующей является позиция о выде­лении трех категорий обстоятельств, не подлежащих доказыва­нию: общеизвестные, преюдициальные и признанные. Одной из групп обстоятельств, не подлежащих доказыванию, являются преюдициально установленные. Преюдициальными считаются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу по­становлением суда по другому делу и в связи с этим не нуждаю­щиеся в доказывании вновь. Преюдиция вступившего в законную силу судебного акта — это проявление его законной силы. Пре- юдициальность судебного акта имеет место в объективных и субъективных пределах законной силы судебного решения. Что касается объективных пределов, судебное решение выносится лишь в рамках спорного правоотношения, которое было опреде­лено сторонами и устанавливает следующие обстоятельства, ко­торые будут носить преюдициальный характер: 1) выводы суда о наличии или отсутствии в действительности юридических фактов основания спорного правоотношения сторон; 2) выводы суда о действительных субъективных правах и обязанностях сторон; 3) вытекающий из этих выводов приказ суда ответчику по иску о присуждении исполнения лежащих на нём обязанностей. По этим выводам суда решение имеет обязательное значение для других судебных дел, в которых вновь встанет вопрос о тех же фактах и правоотношениях. При этом судебное решение во мно­гих случаях не только констатирует наличие каких-либо обстоя­тельств, но и даёт им определённую правовую оценку. В связи с этим следует согласиться, на наш взгляд, с мнением, что преюди­ция охватывает и изложенную судом юридическую оценку тех обстоятельств, которые им установлены. Субъективные пределы законной силы судебного решения установлены в ст. 61 ГПК РФ. Здесь указано, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотре­нии другого гражданского дела, в котором участвуют те же лица. Законная сила решения распространяется на всех субъек­тов, вне зависимости от того, участвовали они по своему жела­нию или были привлечены судом. На лиц, привлечённых в про­цесс, но не принявших в нём участия, законная сила решения также распространяется, так как они имели возможность защи­щать свои права и интересы. Решение, вынесенное в состяза­тельном процессе, и заочное решение, вынесенное в отсутствие ответчика, после их вступления в законную силу обладают оди­наковыми свойствами.

В процессе разбирательства судебного дела возможна заме­на ненадлежащего ответчика надлежащим. В соответствии со ст. 41 ГПК РФ суд может допустить такую замену. Согласно ранее действовавшему ГПК РСФСР ненадлежащий ответчик мог оста­ваться в процессе наряду с надлежащим ответчиком, имея одина­ковые с ними процессуальные права. В подобных случаях суд выносил решение не только относительно надлежащей, но и не­надлежащей стороны и на них обоих распространялась законная сила решения. При возникновении другого спора ненадлежащая сторона не могла оспаривать факты, установленные в первом процессе. В настоящее время, согласно ст. 41 ГПК РФ, если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика другим лицом, суд рассматривает дело по предъявленному иску. При этом суд не вправе привлекать надлежащего ответчика для участия в деле наряду с ненадлежащим, то есть изложенные правила теперь не­применимы.

Понятие «обязательное значение преюдициально установ­ленных обстоятельств» традиционно рассматривается только как основание освобождения их от доказывания в последующих про­цессах. Однако оно имеет ещё и тот смысл, что ни стороны, ни суд не могут ставить преюдициально установленные обстоятель­ства под сомнение и исследовать их заново. Однако может сло­житься ситуация, когда у суда на основе других имеющихся в деле доказательств возникнут сомнения по поводу истинности установленных обстоятельств. Встаёт вопрос, как поступать суду в такой ситуации. В литературе в период действия ГПК РСФСР на этот счёт было высказано обоснованное мнение, что при воз­никновении у суда сомнений в правильности преюдициально ус­тановленных обстоятельств, он вправе их заново исследовать. Если в результате такого исследования суд приходил к выводу о неправильности установления фактов, он мог приостановить производство по делу и войти с представлением об опротестова­нии ранее вынесенного решения в порядке надзора. К сожале­нию, в настоящее время, в соответствии со ст. 376 действующего ГПК РФ, должностные лица суда не являются субъектами обжа­лования судебных актов в порядке надзора. Сейчас суд может лишь разъяснить заинтересованным лицам их право обжаловать решение суда в порядке надзора и тем самым оспорить обстоя­тельства, установленные в решении.

В ч. 2 ст. 55 ГПК РСФСР говорилось о преюдициальном значении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда. Из этой формулировки возникала проблема, означает ли это, что обстоятельства, установленные либо под­тверждённые другим вступившим в законную силу судебным ак­том, преюдициальным значением не обладают? Решение — это акт суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу. Однако кассационная и надзорная инстанции уполномочены от­менить судебный акт нижестоящего суда и принять новое реше­ние, констатирующее определённое фактическое содержание спорного правоотношения, которое может отличаться от факти­ческой стороны, определённой нижестоящим судом. Буквальная интерпретация части 2 статьи 55 ГПК РСФСР создавала впечат­ление, что факты, установленные либо подтверждённые поста­новлением вышестоящей инстанции, не имеют преюдициального характера. Однако это противоречило ч. 2 ст. 13 ГПК РСФСР, провозглашавшей обязательность всех без исключения судебных актов, вступивших в законную силу, независимо от их названия и от того, судом какой инстанции они приняты. К актам суда, кото­рые, согласно буквальному толкованию ч. 2 ст. 55 ГПК РСФСР, обладали преюдициальной силой, не относился и судебный при­каз, который является видом постановления суда, но не решени­ем. Вышеуказанные проблемы были решены новым ГПК РФ. В ч. 2 ст. 61 ГПК РФ содержится более точная формулировка, закреп­ляется обязательность для суда обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным постановлением по ра­нее рассмотренному делу.

Важным является и решение вопроса о преюдициальном значении обстоятельств, установленных арбитражными судами. В статье 55 ГПК РСФСР данный вопрос не был урегулирован. В действующем ГПК РФ имеется норма, посвященная преюдици­альной силе решений арбитражных судов. В соответствии с ч. 3 ст. 61 ГПК РФ, при рассмотрении гражданского дела обстоятель­ства, установленные вступившим в законную силу решением ар­битражного суда, не должны доказываться и не могут оспари­ваться лицами, если они участвовали в деле, которое было раз­решено арбитражным судом. Однако формулировка ч. 3 ст. 61 ГПК РФ не лишена недостатков. Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ преюдицию внутри системы судов общей юрисдикции создают «судебные постановления» судов, то есть любые судебные акты, а применительно к арбитражным судам говорится только об их решениях. То есть по буквальному смыслу нормы постановления и определения арбитражных судов преюдициальными качествами не обладают Думается, данная формулировка нуждается в уточ­нении в силу вышеизложенного.

Таким образом, нормы нового ГПК РФ, посвященные пре­юдициально установленным обстоятельствам, изложены более совершенно, чем в ранее действовавшем ГПК РСФСР, однако не лишены недостатков и нуждаются в доработке.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector