Вклад М. М. Агаркова в разработку теоретического понятия обязательства

Научное изучение обязательственного права в России начи­нает отсчёт с середины XIX в. Первые определения обязательства можно встретить в трудах К. А. Неволина (1851) и Д. И. Мейера (1858). Поначалу понятие обязательства определялось в традици­ях древнеримских юристов — как правовые узы, связывающие одно лицо необходимостью что-нибудь дать, сделать или предос­тавить другому лицу. На первый план в понимании обязательства выводилось господство одного лица над личностью (отдельными действиями) другого.

В дальнейшем, сохраняя в целом римское определение обя­зательства, русские юристы несколько смещают расставленные в нём акценты. Так, К. П. Победоносцев (1868), В. И. Голевинский (1872), К. Д. Кавелин (1879) обращают внимание на то, что дей­ствие, составляющее предмет обязательства, должно иметь из­вестную материальную ценность для кредитора. Развитие этой идеи приводит к тому, что к концу XIX в. получает достаточное признание тезис об обязательстве как исключительно имущест­венной связи должника и кредитора.

Таким образом, в дореволюционной отечественной цивили­стике отмечаются личная и имущественная стороны обязательст­ва, а само оно определяется, в частности, как «законная обязан­ность одного лица к передаче имущества или к совершению, либо к несовершению иного действия в пользу другого лица» (ст. 1567 Проекта Гражданского Уложения Российской Империи).

В дальнейшем долгое время анализ юридического содержа­ния обязательства ограничивался, в основном, комментировани­ем его легального определения, данного в ст. 107 ГК 1922 г.: «В силу обязательства одно лицо (кредитор) имеет право требовать от другого (должника) определенного действия, в частности пе­редачи вещей или уплаты денег либо воздержания от действия». Отмечались лишь отдельные важные аспекты. Например, что обязательство — отношение имущественное лишь в конечном счёте, по своему результату, но не по содержанию, которое пред­ставляет собой личную связь.

На этом этапе развития обязательственного права сущест­венный вклад в разработку понятия обязательства внёс Михаил Михайлович Агарков. В учебнике гражданского права, вышед­шем в 1938 году, М. М. Агарков впервые в советской литературе определение обязательства, данное в ст. 107 ГК 1922 г., рассмат­ривает как определение особого рода правоотношения (что, кста­ти, в настоящее время получило значение едва ли не общепри­знанной и бесспорной истины), впервые раскрыл некоторые его существенные характеристики: относительный характер; особое наименование сторон (кредитор и должник); возможность суще­ствования обязательственных отношений с положительным и от­рицательным, имущественным и неимущественным содержани­ем; подкрепление всякого обязательства санкциями, прежде всего имущественными.

Эти и другие достижения получили развитие в 1940 г. в докторской диссертации М. М. Агаркова — «Обязательство по советскому гражданскому праву». О. С. Иоффе охарактеризовал её как «первое посвященное общим проблемам обязательствен­ного права произведение широкого плана, оставившее заметный след в советской цивилистической доктрине и продолжающее находиться в повседневном научном обиходе как одно из боль­ших достижений теоретического и прикладного порядка».

В чём состояли достижения М. М. Агаркова?

  1. Он сформулировал оптимальный методологический под­ход к разработке общих положений об обязательстве. Вначале он предлагает раскрывать каждый признак обязательства, звучащий в определении (относительный характер правоотношения, содер­жание обязательств, санкции в обязательстве). Затем иные спе­цифические характеристики обязательственного правоотношения — специфика структуры, цели установления обязательственного правоотношения, санкции. Во многом такой подход используется и по сей день: общая часть обязательственного права традицион­но располагается в первой (общей) части гражданского права, при этом стала общепринятой и последовательность изложения материала — определение и виды, относительность, содержание, цель, санкция, основания возникновения обязательств.
  2. Он отметил возможность определять обязательство (а обобщая — и всякое правоотношение) тремя способами — через статус активной стороны (кредитора), через статус пассивной стороны (должника) и через обе эти характеристики одновремен­но. При этом предпочтение он отдаёт определению обязательства через кредитора, т. к. при описании обязательства через право требования автоматически описывается и корреспондирующая этому праву обязанность.
  3. Рассматривая обязательство как относительное правоот­ношение, он пришёл к новому для науки своего времени выводу о соотношении понятий объекта и содержания правоотношения. Объектом учёный предложил считать то, на что направлено по­ведение обязанного лица, т. е., прежде всего, вещь; содержанием же — само поведение управомоченного и обязанного лица. Именно этот вывод позволил ему в последующем чётко разгра­ничить абсолютные и относительные правоотношения.
  4. Характеризуя содержание обязательства, М. М. Агарков впервые в отечественной литературе обосновал возможность су­ществования обязательств с положительным и отрицательным содержанием, подвергнув критике предлагавшееся ранее некое «среднее» понятие о «претерпевании» как содержании обязатель­ства. Кроме того, именно он впервые обосновал допустимость обязательств лишь с чисто имущественным содержанием, расши­рил понятие об имущественном интересе в сравнении с традици­онным его сведением к интересу денежному.
  5. Он первым классифицировал обязательства по их содер­жанию на пять групп: обязательства по передаче вещи в собст­венность или в пользование; обязательства по выполнению работ и оказанию услуг; обязательства по передаче прав; обязательства по воздержанию от действий; обязательства по совершению сде­лок. В следующем учебнике гражданского права (1944) М. М. Агарков развил эту классификацию: разнёс по разным группам обязательства по передаче имущества в собственность и в поль­зование, включил в неё обязательства по предоставлению содер­жания и возмещению вреда, вынес в отдельный род обязательст­ва с отрицательным содержанием.
  6. Именно М. М. Агарков и именно применительно к обяза­тельству изменил понятие о гражданско-правовой санкции, пере­неся акцент с возмещения убытков на возможность принуждения должника к исполнению своей обязанности в натуре. В этой свя­зи М. М. Агарков подверг критике институт натуральных обяза­тельств, указав, что они в действительности не являются обяза­тельствами, поскольку кредитор по ним не вправе получить с должника исполнение принудительным порядком.

Не ограничиваясь анализом общетеоретических положений обязательственного права, М. М. Агарков посвятил ряд своих ис­следований отдельным видам обязательственных правоотношений.

Теория современного отечественного обязательственного права в основном покоится на взглядах трёх выдающихся совет­ских цивилистов — М. М. Агаркова, И. Б. Новицкого, О. С. Иоф­фе — обобщивших и развивших идеи дореволюционных учёных. Другие авторы ограничивались поддержкой той или иной пози­ции либо пытались представить более или менее оригинальные их сочетания.


Ссылка на основную публикацию
Adblock detector