АРХИВНОЕ ПРАВО И НОВАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ МОДЕЛЬ

Проблематика Круглого стола «Архивное право: история, современность, перспективы» привлекает, прежде всего, тем, что она очерчивает единое междисциплинарное пространство, В котором вырабатывают новые аспекты взаимодействия гуманитарии-практики, на своем опыте решающие актуальные проблемы интеграции историко-архивоведения, права, информационных технологий, новой образовательной концепции высшего образования. Ключевым понятием представляется в данной ситуации фундаментальность общегуманитарной обстановки. Именно она позволяет не противопоставлять, напр., представления историков и правоведов, но создавать повое качество интеграции. Это хорошо прослеживается в деятельности, связанной с постановкой новых учебных дисциплин, объединяемых понятием архивного права в широком смысле.

Гуманитарное образование в России и мире. В целом находится в ситуации изменения. На смену традиционной модели обучения путем передачи (транслирования в той или иной форме) определенного готового объема знаний, уже добытых науками, приходит качественно иная модель, формирующая творческую личность,     ориентированную      на     решение     новых,      подчас непредсказуемых ранее задач в пределах своей профессиональной компетенции. Естественно, что при таком подходе в центре внимания оказываются те дисциплины, которые рассматривают проблемы метода (как пути достижения оптимального результата) и способов его совершенствования как свой учебный предмет. Состояние сообщества историков, с одной стороны, и юристов, с другой, показывает, что для взаимного обогащения обоих специальностей необходимо не просто формальное сближение позиций, но создание новых направлений исследования и преподавания, формирование нового качества общегуманитарного профессионализма. Архивное право можно в этом смысле рассматривать как начало, своего рода сигнал важных изменений.

Объемное понятие АРХИВНОГО ПРАВА охватывает, под определенным углом зрения, весь спектр столь актуальных сегодня правовых проблем, будь то права личности, собственности, административного или международного права, права на информацию или ее ограничение. Все они так или иначе возникают как в теории историко-архивоведческих и более широко — гуманитарных наук, практических сфер деятельности архивной службы, ориентированных на регулирование отношений общества и государства. Несомненна актуальность правовых аспектов образования в российских условиях становления гражданского общества. Ясно поэтому, что относительно узкая специализация в области архивного права может функционировать успешно лишь в широком культурном контексте, что и предполагает фундаментальную гуманитарную культуру.

В ситуации так называемой междисциплинарности всегда
должно быть определено, ЧТО именно является для данного рода
деятельности основным, фундаментальным, и что —
дополнительным, прикладным знанием. ПРИОРИТЕТНО знание
СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ                 стороны       историко-архивоведческой

деятельности, в свою очередь регулируемой правовыми нормами. Эта деятельность и ее проблемы определяют проблематику правового нормирования, правотворчества и правоприменения в конкретных ситуациях. Специалисту необходимо, поэтому, знание истории и современности государства, общества, институтов и лиц, во взаимодействии которых и разворачивается деятельность и становится возможным снятие возникающих противоречий и конфликтов. Для России с ее особенно ими длительного исторического развития, с резкими перепадами правовых систем, -после 1861 г., революций 1917 г., советской и постсоветской реальности,- основательность знания исторической ретроспективы особенно важна. Правовые нормы выступают во взаимодействии с традициями, обычаями, конфессиональными и этническими нормами и бытовыми реалиями, оставляя неизгладимые следы в массовом сознании. Одновременно развертывается сложный процесс интеграции в правовые системы и нормы международного сообщества, что также требует хорошего знания истории права и понимания специфики сравнительно-правовых сопоставлений. В свою очередь, меняется и специфика правовых систем мировою сообщества: в эпоху глобализации происходит формирование, напр., общеевропейской системы права, институты которого интегрируют и унифицируют традицию исторических школ права отдельных стран, их нормы отношения, в частности, и к культурным объектам, документам, и к использованию содержащихся в них информационных ресурсов. Огромные сдвиги в сознании и праве происходят в условиях формирования и функционирования нового информационного пространства, компьютерных технологий, оставляя открытыми многие актуальные аспекты авторского права, введения в оборот или, напротив, защиты информационных ресурсов, по-разному затрагивают интересы юридических и физических лиц. Далеки от окончательных решений общие проблемы перемещенных культурных объектов, реституций, люстрации, собственности на документ и его информацию,- даже когда эти проблемы дискутируются на уровнях теоретической юриспруденции,- тем более непредсказуемой может оказаться правоприменительная социальная практика.

Обозначая подвижность и многоаспектность правовой проблематики и, в нашем случае, того что стоит за понятиями архивного правового поля, мы имеем в виду подчеркнуть главное: специалист на уровне своей общегумани тарной и специальной  подготовки должен быть  ориентирован  на  решение новых, подчас непредсказуемых, проблем и их профессионального продвижения. Адекватная оценка профессиональной ситуации, опережающее видение возникающих проблем, умение искать и находить правовые пути их регулирования; необходимость формировать новое право, создавать правовые тексты, предвидеть перспективы их реализации и многое другое. Подобных специалистов, естественно, следует начинать готовить возможно раньше, на вузовской скамье, с тем, чтобы они позже смогли создавать и новые направления, и новые сферы деятельности, и вузовские учебные дисциплины. В принципе такое положение вполне возможно: ведь и современные специалисты, нынешние руководители отрасли, решают теперь новые проблемы, критически ориентируясь на исторический, историко-архивоведческий, историко-учрежденческий, источниковедчески-информационный потенциал, который был заложен в образовательной модели отечественного гуманитарного преподавания, тесно связанного с наукой.

В рамках проблематики Круглого стола важно рассмотреть
ключевую для современного гуманитарного пространства идею
историко-правового         междисциплинарного      аспекта образовательной модели. Интерес к правовым дисциплинам уже обозначился в общественном сознании, но важно понять, что ключ к решению проблемы лежит не в рамках прикладного, прагматического обучения, но, прежде всего, — достижении нового качества интеграции: системообразующей, для развитого гражданского общества, правовой компоненты образования, своего рода философии права. Подобный уровень некогда существовал в отечественной гуманитарной культуре, лучшие представители которой соединяли глубокое знание истории — через обращение к источнику, документу, историческому тексту — с правовыми убеждениями. Правовед, либерал по убеждению, профессор Петербургского университета А.П.Куницын формировал поколение лицеистов. Это утверждает А.С.Пушкин:

«Куницыну — дань сердца и вина.

Он создал нас, он воспитал наш пламень, Заложен им краеугольный камень,

Им — чистая лампада возжена».

Главные труды Куницыиа — «Право естественное», 1818 г.,

«Историческое изображение древнего судопроизводства России» 1843 г. Далее,- мысль С.М.Соловьева формировал И.Г.Эверс («Карамзин ударял только на мои чувства, Эвврс ударил па мысль,- он заставил меня  мыслить над русскою историею»), Одни из двух главных учителей И.О.Ключевского (Чичерин И Соловьев) -Б.Н.Чичерин был юристом, историком права (как » И.Г.Эверс -автор «Истории древнею права руссов», 1826 г.). Становление национального сознания, осмысление мысли России в мировом цивилизационном процессе Х1Х—начала XX в. было тесно связано с деятельностью мыслителей историко-правового направления. Именно это направление, как становится ясным в свете уже современных исследований, настойчиво искало и находило ответы на главный вопрос модернизационного процесса о соотношении российского опыта, в том числе и правового, и демократических институций Запада.

Проблема состоит в том, что этот мощный интеллектуальный ресурс оказался отделенным от образовательной модели XIX-XX вв. двойным идеологическим барьером, сначала в абсолютистской, а затем, еще более — в советской действительности. Между тем, соотношение России и Запада (через анализ историко-правовых проблем) было центральной исследовательской темой либеральных университетских ученых: Земские соборы и западные представительные институты сопоставлял Б.Н.Чичерин; А.Д.Градовский изучил административную систему («Высшая администрация России XVIII века и генерал-прокуроры»), создавал историю права как особую дисциплину. Погружение в проблематику «Русских юридических древностей» было способом выявить особенности правосознания общества в его переходные эпохи — именно таковы исследования М.Ф. Владимирского-Буданова, В.И.Сергеевича, Н.П.Павлова-Сильванского. Так, груд Сергеевича («Вече и князь», 1867 г.) давал возможность на историческом материале рассмотреть актуальную проблему договорных отношений власти и народного представительства, а именно эта проблема (как справедливо заметил историк русской историографии) была «заимствована» из современной Сергеевичу западной науки, из «идеологии» конституционализма (Рубинштейн Н.Л. Русская историография. М., 1940. С.364).

Правовое сознание, историко-правовой подход присущи
трудам классиков отечественного архивоведения — Н.В.Калачова,
Д.Я.Самоквасова. Калачов рассматривал Русскую правду и
Судебники в общей истории русского права, глубоко вникал в
вопросы «юридического быта» — правовой повседневности.
Самоквасов, управляющий Московским архивом министерства
юстиции, также был автором трудов по истории русского права.
Необходимость  известной    «архаизации»  отодвигала

интеллектуальный ресурс историко-правовой учености от широкого
читателя. Еще менее проницаемый барьер возник на пути ее
освоения после 1917 г. в период господства концепций
пролетарского, нового права. Так образовалась лакуна, преодоление
которой стало актуально и вполне возможно теперь. Отметим, напр.,
недавно вышедшую книгу о российских либералах (Российские
либералы. Сб. статей. М., 2001), правовое сознание и труды которых
сформировали ученых мирового уровня (как позже, влияние
отечественных мыслителей Петражицкого, Ковалевского, Лаппо-
Данилевского сформировало мировоззренческую основу концепции
П.А.Сорокина). Даже в условиях советской реальности,
образовательная      модель  историка      была      обогащена университетскими курсами и трудами Б.Д.Грекова, М.Н.Тихомирова, А.И.Андреева, С.Н.Валка, А.А.Зимина, С.В.Юшкова, их исследованиями и публикациями Памятников русского права.

Препятствия для обогащения современного правоведа на основе историко-правовых исследований и в свою очередь, историка. правовой проблематикой теперь уже сняты, но предстоит большая кропотливая работа по сближению их позиций и постановке новейших исследований на метауровне. Естественно, что особое внимание должно быть обращено на те образовательные модели, которые уже работали в данном направлении. В данной общекультурной ситуации актуализируется опыт образовательной модели   ИСТОРИКО-АРХИВНОГО   ИНСТИТУТА.   Его   создание (1930 г.) было признанием, по существу, неадекватности общеуниверситетской подготовки историка для историко-архивоведческой (информационной, по цели) деятельности: ведь здесь был (и остается необходимым) системный подход, понимание проблематики структуры и функции, особое информационное -источниковедческое видение информационного ресурса культурного объекта- источника информации.

Особый интерес в данном аспекте составляет интеграция историко-архивоведепия, истории учреждений, источниковедения. Каждое из лих направлений заслуживает (с точки зрения современной образовательной подготовки гуманитария) особого рассмотрения. Здесь же отметим кратко лишь два момента: история учреждений (разработанная в свое время Н.П.Ерошкиным) внесла в образовательную модель значительную правовую компоненту, по необходимости условий времени представленную ученым как прикладное знание (для нужд фондирования). В реальности же, как известно, эти курсы отнюдь не были прикладными, но концептуальными (что отнюдь не лишает их действительно четкого прикладного применения в гуманитарном знании).

В свою очередь, другое направление,- источниковедческое, соотнесено с общими тенденциями мирового развития наук о человеке, философии, методологии истории, истории наук и методов научного поиска. Оно дает понимание типологических свойств культурных объектов, опираясь на их видовую классификацию, раскрывает информационный потенциал. В данном контексте отметим, что историко-правовой, информационный подход в источниковедении реализуется через изучение, прежде всего законодательных источников. Тем самым именно в данном направлении удалось сохранить историко-правовой метод изучения Российского законодательного корпуса — от Русской правды до современных Конституционных документов XX-XXI вв.

В заключение подчеркнем главную идею — фундаментализацию высшего гуманитарного образования, освоение и развитие того интеллектуального ресурса, который создан и сохранен в практике отечественной науки и высшей школы прошлого и современности.  Архивное  право  и  как дисциплина высшего образования, и как междисциплинарное пространство взаимодействия культуры, науки, преподавания имеет несомненные перспективы развития.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector