Вопросу о природе культурулогического компонента в художественном тексте

Лингвокультурология направлена на исследование того, как многообразные формы бытия культуры различных этносов отражаются и закрепляются в языке. При таком подходе язык понимается одновременно и как продукт культуры, и как ее продуцент.

Мощной глобалистской тенденции, преобразующей современный мир, противостоит антропоцентрическая направленность филологических исследований, обуславливающая внимание к национально-культурной специфике языка.

Лингвокультурология, в силу своего интереса к пространству культуры и национальной ментальности, воплощенным в языке, приобретает в сложившейся ситуации особую актуальность, способствуя возникновению взаимопонимания и взаимоуважения в процессе межкультурного общения и осуществимости равноправного диалога современных культур.

Стремление исследовать мотив отношения к миру, воплощенный в языке, делает необходимым обращение к аксиологии национальных культур, к миру ценностей, изученных в основном в культурологии и философии. А. Вирлахер в рамках интеркультурной германистики исследует «чуждость», с которой сталкиваются инокультурные реципиенты и которая проявляется в языке, в фактах и явлениях реального/фиктивного мира и в герменевтике поэтического текста. Отдельные аспекты интеркультурной германистики рассматриваются с привлечением понятийного аппарата ксенологии, науки о чужих культурах. В рамках европейской ксенологии исследуются проблемы типологии культурных контактов, теории стереотипов, инокультурного влияния на развитие и изменение собственной культуры, восприятия и оценки представителя другой культуры в межличностных контактах, сравнительной культурологии. Важнейшая роль в интеркультурной германистике отводится художественной литературе, которая представляет собой «самоиндуцирующее изменение автора», которое вовлекает читателя в разговор с самим собой, выявляет специфику культурного предпонимания в интеркультурном диалоге, развивает ясное понимание и терпимость по отношению к разным позициям восприятия, что является необходимым условиям межкультурного взаимопонимания.

К собственно культурному фактору относится расхождение преинформационных запасов носителей ИЯ и носителей ПЯ, т.е. запасов предварительных нелингвистических знаний, которые необходимы для адекватного восприятия и интерпретации текста. Сюда относятся как фундаментальные культурно-исторические знания, так и «переменные», актуальные знания о текущей жизни страны, общества.

Поскольку каждый языковой социум по-своему членит действительность, поскольку существует множество разных языков, каждый со своей грамматикой, лексическим составом, семантикой, то картины мира в каждом языке своеобразны, так как один и тот же общечеловеческий опыт фиксируется в конкретных национальных языках, которые по-разному членят одни и те же картины (отражения) реального мира. В первую очередь своеобразие этих картин отражено в лексической системе (лексиконе) национального языка.

Изучение лексических единиц с точки зрения отражения в них национально-культурных особенностей дало возможность исследователям выделить в их семантике особую социально-культурную сему или «культурный компонент».

Впервые понятие «социально-культурный компонент значения» было введено американским учёным Ч. Фризом. «Высказывания языка, практически функционирующие в обществе, обладают как лингвистическим, так и социально-культурным значением». По этому поводу Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров говорили, что национально-культурная семантика выражается в семантических долях, «…которые не касаются прямо номинации, но благодаря которым люди удерживают в памяти знания о мире».

В культурных компонентах зафиксированы концепты, понятия, явления культуры нации. И.Ю. Марковина и Ю. А. Сорокин к компонентам культуры, несущим национально-специфическую окраску, относят следующие: традиции, а также обычаи и обряды, традиционно-бытовую культуру, повседневное поведение, «национальные картины мира» художественную культуру, отражающую культурные традиции того или иного этноса. «Специфическими особенностями обладает и сам носитель национального языка и культуры. В межкультурном общении необходимо учитывать особенности национального характера коммуникантов, специфику их эмоционального склада, национально-специфические особенности мышления». При этом правомерно говорить о целом комплексе параметров, определяющих специфику культуры определённого общества, таких, как территориальный, этнический, социальный, профессиональный, возрастной, половой, региональный и т.д. Именно эти параметры определяют систему ценностных ориентаций, традиционных норм, стереотипов, стандартов и идеалов определённой субкультуры.

Таким образом, онтология культурного компонента определяется, с одной стороны, спецификой картины мира конкретной эпохи, конкретной цивилизации, конкретной социальной системы, конкретной национальной культуры, конкретной субкультуры, а с другой стороны — универсальностью общечеловеческих ценностей.

Каков же лингвистический статус культурного компонента? К какому аспекту значения слова он относится? Лингвистический статус культурного компонента определяется тем, что именно фиксирует соответствующее слово

— непосредственные понятия, категории и объекты культуры или «всего лишь» культурные ассоциации, вызываемые означаемым и «сопровождающие» его. В первом случае культурный компонент соотносится с ядром значения, являясь его денотативным значением (тайга, сени, масленица). Во втором случае он представляет собой лишь коннотацию — «соозначаемое» при денотативном значении (так, если для русского отруби преимущественно корм для скота, то для англичанина bran — блюдо, которое принято подавать на завтрак).

Так как в основном реальный мир, за исключением природно- географических различий, един для всех, то денотативные значения слов того или иного языка в своей совокупности являются носителем универсального. Однако из несовпадающих «кусочков мозаики» они создают общую для всех наций определённой исторической эпохи картину мира. Такое «деление» реального мира с последующей номинацией частей есть процесс его аккультурации (приспособление к нуждам человека), в результате чего создаётся понятийный (культурный) мир этнического коллектива. В соответствии с этим требует уточнения тезис «Язык делит мир». На самом деле мир делит культура, а язык в своих названиях лишь закрепляет это деление. В этой связи важным представляется изучение межъязыковых соответствий, так как в подавляющем большинстве денотативные значения взаимоэквивалентных единиц текста-оригинала и текста-перевода совпадают лишь частично: покрывая друг друга и расходясь в какой-то части. Таким образом, вслед за Сепиром Э. мы полагаем, что различные культуры в процессе аккультурации производят деление реального мира по- разному.

Помимо разницы в выражении одних и тех же понятий, наблюдается и разница в лексико-фразеологической сочетаемости слов. Она (сочетаемость) национальна в том смысле, что присуща только данному конкретному слову в данном конкретном языке. Специфика становится очевидной только при переводе (при сопоставлении языков). По этому поводу Э. Сепир писал: «Различия, которые кажутся нам неизбежными, могут полностью игнорироваться языками, отражающими совершенно иной тип культуры, а эти последние в свою очередь могут проводить различия, непонятные для нас». Так, русские сочетания высокая трава, крепкий чай, сильный дождь по-английски звучат как «длинная трава», «сильный чай», «тяжёлый дождь». По-русски рискуют не шеей, а головой, муха не стоит, а сидит на потолке. Многие сочетания подобного рода возникли из метафор, которые потом стёрлись.

Все популярные случаи несовпадения в картинах мира представителей разных лингвокультурных общностей выявляют разницу в выражении того или иного понятия, общего для всех. Однако при этом во всех языках существуют слова, денотаты которых являются чисто национальными и не имеют эквивалента в лексической системе другого языка, слова, план содержания которых невозможно сопоставить с какими- либо иноязычными понятиями.

При этом благодаря расширению и интенсификации культурного обмена, многие реалии перестают быть национальной особенностью, и происходит проникновение одной культуры в другую. Социальный и культурный опыт, находящий отражение в общей картине мира, фиксируется не только денотативными значениями номинаций, но и их коннотативными полями, вобравшими в себя весь бытийно-исторический опыт, конструкционным материалом которого выступают эти лексические номинации.

Денотативное значение многих лексических единиц «сопровождается» сигнификативными коннотациями, которые присутствуют в структуре значения слова ещё до того, как оно употреблено в речи, т.е. сигнификативные коннотации принадлежат лексической системе языка, в отличие от коннотации, появляющихся только в определенном контексте. Сигнификативные коннотации являются национально-специфическим элементом значения лексемы, ибо очень часто у разных народов с одним и тем же денотатом связаны различные ассоциации. Именно это говорит об их национально-культурной природе.

Источник:  журнал «Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук»

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector