Лексико-семантические особенности русскоязычных переводов новелл Ф. Дюрренматта

Ф.Дюрренматт известен, прежде всего, как драматург, он является одним из основоположников интеллектуальной драмы. Однако наследие автора включает в себя также и многочисленные новеллы. На русский язык переведены лишь некоторые из них. Поэтому целесообразным представляется исследование языка писателя и языка имеющихся переводов, ведь учет выявленных закономерностей и особенностей значительно облегчит работу будущих переводчиков творчества Ф.Дюрренматта. Безусловно, перевод художественного текста без лексических, грамматических и художественных потерь невозможен. Задача переводчика — сокращение данных потерь до минимума, ведь «читатель, зная, что перед ним не оригинал, требует, чтобы данный перевод обладал всеми качествами текста оригинала».

Проанализируем на примере перевода сложных существительных (характерных для любого текста на немецком языке), глаголов движения (часто встречающихся в динамическом жанре новеллы) и частиц (которыми изобилует речь героев детективных новелл Ф.Дюрренматта), насколько сохраняются лексико-семантические особенности языка автора в русскоязычных переводах. Материал исследования – новеллы Ф.Дюрренматта «Авария», «Поручение», «Собака», «Туннель» и их переводы на русский язык, выполненные Е.Вильмонт и И. Мурченко («Туннель»), В.Сеферьянцем («Собака»), А.Репко и Н.Федоровой («Поручение») и Н.Буниным («Авария»).

1.Для выявления закономерностей перевода немецких композит мы обратились к классификации по типу смыслового содержания В.С.Вашунина. Она учитывает как семантику, так и способ образования сложных существительных. Именно эти два фактора оказывают наибольшее влияние на перевод сложных слов.

При переводе сложных существительных с разнонаправленным семантическим характером (их значение может быть передано без изменения соответствующими им словосочетаниями) используются конструкции: сущ+сущ. Р.п. (Literaturgeschichte – Geschichte der Literatur – история литературы); прил+сущ.(Eisenring – eiserner Ring – железный обруч); сущ.+ из +сущ Р.п. (Lederschuerze – Schuerze aus Leder – фартук из кожи). Сложные существительные с тематическим семантическим характером, обладающие типизирующим значением, имеют устойчивые словарные соответствия. Это могут быть:

· простое сущ.: Zeitgenosse – современник; Haendeschuetteln – рукопожатие (характерный пример тематического композита: читателем мыслится не любое «потряхивание» рук, а определенный жест, при любом другом способе перевода данный образ разрушается)

· Конструкция «прил. + сущ.» для композитов, первый компонент которых обозначает место (Gartenarbeit – Arbeit im Garten — садовая работа), отрезок времени (Sommernacht– летняя ночь), качество, материал (Eisenbahn– железная дорога).

· конструкция «сущ.+сущ.Р.п.» для композит, легко трансформируемых в словосочетание: Weltuntergang – Untergang der Welt – конец света. Сложные существительные с кумулятивным семантическим характером, «конституенты которых своими лексическим значением и семантическими ролями представляют более объемную семантику, которой обладает композит» [1,15], имеют устойчивые эквиваленты в виде простого сущ. (Bahnhof – вокзал; Fahrrad – велосипед) или конструкции «прил. + сущ.» (Abendkleid – вечернее платье).

Сложные существительные с идиоматичным семантическим характером, отличающиеся наличием структурно-семантического сдвига, имеют однозначные соответствия в виде: простого сущ. (Scharfsinn – проницательность), конструкции «прил.+сущ.» (Busenfreund – закадычный друг) или закрепившихся в русском языке сочетаний для экспрессивных выражений (Glueckspilz – счастливчик; Donnerwetter – черт возьми!). При переводе сочинительных композитов отступать от словарного соответствия недопустимо, т.к. их компоненты находятся в устойчивой связи, разрыв которой ведет к нарушению речевой нормы или узуса.

2.Контент-анализ глаголов движения позволил сделать следующие выводы:

· наиболее частотны грамматические трансформации (морфологические, синтаксические, категориально-морфологические). Это обусловлено различием временных и видовых отношений.

· Среди лексических трансформаций наиболее частотны: — конкретизация (в связи с несовпадением объема значений немецких и русских глаголов движения): machte sich auf den Weg – вышел в коридор (а не отправился в путь);

— антонимический перевод (два изначально противоположных по значению глагола движения иногда могут стать контекстуальными синонимами, поэтому отрицание всего предложения, необходимое при антонимическом переводе, опускается): die Plattform, die er betrat – он вышел на открытую площадку (ср. betreten – зайти);

— дополнения, замены (при отсутствии эквивалентов в русском языке): Gott liess uns fallen, und so stuerzen wir denn auf ihn zu – господь покинул нас, мы падаем, а значит, несемся ему навстречу – Бог бросил нас, низверг, а теперь мы поднимаемся к нему.

3. Изучение перевода частиц ввиду их многозначности невозможно без их предварительной классификации. Опираясь на работы Г.Хельбига и Г.Вейдта, мы классифицировали все случаи употребления частиц denn, doch, ja согласно их выделенным потенциальным значениям.

Сравнительно-сопоставительный метод, стилистический эксперимент и контент-анализ частиц denn, doch, ja и их переводов показали следующие результаты:

· Чаще всего частица denn имеет значение соотнесенности с известной говорящему ситуацией. Такое значение встречается не только в вопросительных, как это отмечалось Г.Хельбигом, но и в утвердительных предложениях с союзами weshalb, darum, so dass. Для русского языка достаточным является наличие союза без усиления частицей, поэтому ее перевод чаще всего опускается: so schlug er denn neubelebt den Weg zur Villa ein – приободрившись, он отправился на виллу. В вопросительных предложениях перевод частицы, как правило, имеется: Wie erfuhr er denn davon? – Как же узнал об этом старый греховник?

Второй по частотности способ употребления данной частицы – общие вопросы, выражающие удивление или доброжелательность. В переводах такому значению соответствуют наречия «действительно», «правда», вопросительное местоимение «что»: Glaubst du denn, dass es die Wahrheit ist? – ты думаешь, все то, действительно, правда? Данное значение встречается также в утвердительных предложениях со значением вежливой просьбы, где частице denn соответствуют частицы «бы» и «же»: Und so moechte ich denn wissen – и потому я хотел бы знать.

· Частица doch в новеллах Ф.Дюрренматта встречается в предложениях, выражающих противоречие между речевой ситуацией и высказыванием. Такие предложения имеют значение уступки, поэтому эквивалентом частицы doch становятся частицы «таки», «все же», «ведь», союз «хотя»: hatte sie doch nicht geirrt – ее догадка оказалась все-таки верной. Часто doch используется для усиления соотнесенности с известной ситуацией: в переводах используются усилительная частица «ведь», а также наречие «несомненно» и оборот «как известно»: Kunststoffe, von denen das hohe Gericht doch wohl gehoert hatte – искусственные ткани, о которых высокий суд несомненно слыхал).

· Наиболее часто актуализируемое в новеллах Ф.Дюрренматта значение частицы ja (указание на известный как говорящему, так и слушающему факт) передается на русский язык частицей «ведь»: ganz saubere Waesche hat ja keiner – идеально чистого белья ведь ни у кого не бывает. Часто встречаемое значение — обоснование непроизнесенного утверждения — на русский язык передается частицами «даже», «да»: ja vielleicht wurde sie nur beobachtet, weil man ihn beobachtete – да и наблюдают- то за ней, может, потому только, что наблюдают за ним. Итак, нами были выявлены основные способы перевода сложных существительных, глаголов движения и модальных частиц с немецкого на русский язык; данные закономерности могут и должны учитываться при переводе текстов Ф.Дюрренматта. Однако следует отметить, что процесс перевода не сводится к чисто механическому подбору эквивалента из ряда возможных, ведь перевод художественных текстов – это еще и творчество.

Источник:  журнал «Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук»

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector